СССР-2061: Новый литературный конкурс!

Оригинал взят у kpt_flint в СССР-2061: Новый литературный конкурс!


О главном

Друзья! Сообщество «СССР-2061» запускает новый конкурс рассказов.
Рассказов о будущем, до которого хочется дожить.

О наградах

Мы понимаем, что требуем очень многого, и сделаем всё, чтобы награды были достойными.

  • Приз читательских симпатий: 40 000 рублей.

  • I место по выбору жюри: 40 000 рублей.

  • II место по выбору жюри: 20 000 рублей.

  • III место по выбору жюри: 15 000 рублей.

Также победители получат на память вот такие статуэтки.

И, наконец, на ваши рассказы у нас особые планы.

  • Лучшие рассказы будут иллюстрированы. Следующий художественный конкурс мы дадим именно по вашим рассказам. Наш предыдущий художественный конкурс выглядел так. Если ваш рассказ заинтересует наших художников, то у вас будут такие иллюстрации, каких не было ни у одного русского автора за последние 30 лет.


  • Лучшие рассказы будут изданы в бумаге. Мы уже напечатали один сборник и ничего не имеем против того, чтобы издать второй.


Collapse )

Принять участие!



О рекламе
Чем больше авторов узнают о конкурсе, тем больше у нас будет сильных рассказов.
Поэтому мы просим распространить это объявление как можно шире.


На Vott!
Вообще другие вафли

Крещенье

Лёд струится в реке, белизной обтекает крест,
о подводные камни свою обдирает тень,
как подковы туменов татарских звеня окрест.
Не спасти небеса ни от взлома их сизых стен,

ни от копоти бледной. Город скурил закат,
и, под бок свой тщедушный зло подминая сны,
он ложится на снег почивать – и совсем не рад,
что такое который уж год происходит с ним.

Но тебя его сны пробирают до дна кости –
так, дыханием белым в ночи темноту скребя,
ты проси у зимы прощенья (и сам прости),
что она разбивает свой пыл о всего тебя.

Что потом для тебя остаётся. Терпеть объём
пустоты, обязательной, словно Батыю дань.
Что потом от тебя остаётся – молчит вдвоём.
И в любое Распятье ныряет, как в иордань.

Август Бу Хаммфред

Хватит политоты. Новый год же скоро.

Лет 17-18 назад, когда я предпринимал первые попытки (безуспешные, как и все последующие) выучить все скандинавские наречия разом, мне и попался этот самый швед, Август Бу Хаммфред. Сильно подозреваю, что на самом деле папа с мамой звали его Бу Август Хаммфред – так оно как-то уместней: у шведов, обыкновенно, латинское имя, если оно есть, идёт вторым. Но в ту пору (начало ХХ века) среди североевропейских литераторов было модно стряпать себе псевдонимы путём такой вот незатейливой перестановки крестильных имён. Но это, повторю, только догадка.

В какой именно книжке маякнул А. Б. Хаммфред, я точно не помню – нечто серое и на диво потрёпанное. То ли старый учебник шведского языка, то ли хрестоматия, то ли вовсе даже самоучитель. Там совершенно точно были ещё отрывки из Сельмы Лагерлёф – именно с них началась моя бесславная переводческая стезя. А потом я замахнулся на, понимаете ли, шведскую поэзию – да и застрял на одном-единственном стихотворении почти на два десятка лет.

Все книги, взятые мною в иностранном отделе библиотеки, я в итоге вернул. Это был один из самых идиотских поступков в моей жизни, потому что, во-первых, библиотека переезжала и с фондами творились Содом с Гоморрой, а во-вторых – у меня сложилось стойкое впечатление, что до меня в этом городе скандинавскими языками никто не интересовался в течение лет тридцати. И не было решительно никаких оснований думать, что такой интерес внезапно вспыхнет и станет сколь-нибудь массовым.

(Бог ты мой, я до сих пор иногда просыпаюсь по ночам в слезах, оттого что мне снится исландско-русский словарь – сущий гримуар и по габаритам и по содержанию, если читать вслух, - я отдал его в казённый дом своими собственными руками!)

Интернетов тогда было ещё меньше, чем литературы по скандинавистике в библиотеках, а когда интернеты появились, то выяснилось, что даже шведским порталам Август Бу Хаммфред не особо интересен. Всё, что мне удалось выяснить о нём до сих пор: родился и, судя по всему, всю свою недолгую жизнь прожил в Гётеборге. Был вхож в какое-то местное поэтическое движение, раза два сквозанул в столичных сборниках. Однако современникам он запомнился не столько своим творчеством, сколько оригинальностью перехода в необусловленное состояние. Хаммфреда сбила насмерть карета «скорой помощи». В 1938 году, вроде бы.

Печально было бы думать, что один-единственный корявый перевод одного-единственного стихотворения составляет всё наследие Августа Бу Хаммфреда на русском языке, но, боюсь, именно так дело и обстоит.

Collapse )

(no subject)

Относительно бурлений на тему того, что коварный козахский ханъ Назарбаев согласился продавать свидомому режиму экибастузский уголь, имею сказать всего несколько слов.

Да. Коварный козахский ханъ Назарбаев таки согласился продавать свидомому режиму экибастузский уголь. Иными словами, многострадальное бабло победившего майдана отправляется вна столик того самого Таёжного Союза, против которого победивший майдан столь резво скакал.

Таким образом, ответ на вопрос «А кто это у нас в очередной раз выставил себя долбоёбом-зрадопереможником?» - кажется вполне очевидным.

Отбой боевой истерике.

ПС. А специально для кондитера Петра из города Киева исполняет песню популярный зарубежный ансамбль «Катящиеся камни». Хоп!

Подайте бокалы, поручик Галицько

Ну, собственно, вот.



Объява со страницы унтерфюрера Яроша. Если я всё правильно понимаю – это заявка на начало того самого слива, за которым идёт пан Пиздець.

Политический хаос, разруха в экономике и дохуя вооружённых людей, обособленных друг от друга. Перемога немного предсказуема, не? Уже примерно с год как.

Всё это время страна победившего майдана самоотверженно уничтожала российскую арктическую пехоту и псковский десант (весь) с его ужасными ядерными миномётами залпового огня, но коварный Путяра войска всё равно так и не ввёл. Поэтому к зиме категорически надо организовать полномасштабную войну в Новороссии – и угадайте, чьими силами? Дохуя вооружённые люди не блещут умом, конечно же, но тут даже одного полужопия должно хватить для генерирования элементарной мысли: или на Донбасс, или на Киев.

А воювати з озброеними людьми вони не хочуть и не можуть. Бо воювати вони хочуть и можуть тильки з бабами и дитьми. Ну и з киивськими громадянами ещё, которых по уровню тактической смекалки вполне можно приравнять к бабам, а по инфантилизму – к детям дошкольного возраста.

Даже не знаю, есть ли смысл призывать к чему-то так называемое «мирное население Украины». Ну если человек год назад не отдуплял, что победа майдана неизбежно закончится резнёй всех со всеми, то он сейчас, что ли, это поймёт? Если он не сообразил, что надо съёбывать, когда создания с нацистской символикой на камуфле отправились уничтожать соседей – он что, догадается, что теперь к нему придут?

Придут. Уже берцы зашнуровывают.

Вообще не буду смотреть новости с пятницы. Нахуй.

Шоколадный рай

В последние пару месяцев не без досады наблюдаю в родных охранительских интернетах пьянки и торжества на тему «Европа наконец-то начинает понимать!». А как же: то, значит, эти европейцы внезапно охуевают от падающих в стране победившей демократии европейских самолетов, то от выходок своих же свидомых питомцев охуевают, то вдруг впадают в полный ахуй от собственных санкций. А тут ещё Кёльн, где европейские фашисты подрались с европейскими же салафитами – есть с чего охуеть совсем уже основательно.

Однако самый праздник, граничащий с триумфом, начался после валдайского выступления Темнейшего. В котором он, понятное дело, и отжог, и потроллил, и ткнул носом куда надо этих смешных глупых европейцев, запутавшихся в собственных чаяньях и хотелках. Европа наконец-то начинает понимать, да.

Порядочно я встречал на своём жизненном пути европейцев – и не припомню ни одного, который говорил бы, что мечтает разрушить Россию и сожрать печень православной монашки. В интернетах-то конечно попадаются организмы, одержимые подобными идеями, но на то она и виртуальность. А в реальном мире европейцы, в большинстве своём (по моим наблюдениям) – спокойные, тактичные люди, с неподдельной озабоченностью интересующиеся: а правда ли, что за всеми русскими туристами за границей до сих пор следит КГБ? Они действительно сопереживают.

Да, они побаиваются России, потому что такова их культурная традиция – но зла ей не желают.

Да, они с тревогой относятся к русским, которых по инерции выдумывают сами – но от всей души хотят, чтобы у русских всё было хорошо и они перестали пить.

Да, их возмущает русский tsar Путин, потому что он бывший агент КГБ – но они всё же, скрепя сердце, признают, что другой правитель не смог бы держать под контролем столь большой, бородатый и пьяный народ.

Европейцы вообще никому не желают зла. Желают они спокойной жизни и круассанов по утрам. Провалиться мне вместе с клавиатурой, если я их в этом упрекну. Ведь я и сам остро вожделею спокойной жизни и пельменей.

И тем не менее, почти всякий раз при общении с европейцами возникает конфликт, основанный на взаимных обвинениях в агрессивности. Словно круассану не ужиться на этом свете с крепким, ладным пельменем.

Европейцы говорят: «Вы, русские, нас не любите за то, что у нас всё хорошо, а вы, вместо того, чтобы идти по нашему пути, всё мечтаете об империи! Вы, русские, всё никак не можете понять, что наша цивилизация основана на принципах гуманизма и равноправия – в этом залог нашего благополучия. И для того, чтобы обрести европейское процветание, вам надо всего-навсего отказаться от своих имперских амбиций и варварских обычаев в государственном устройстве. И мы примем вас, как родных!».

В этот момент европейцы не лгут. Даже себе. Они, повторю, действительно не желают никому зла – и заявляют об этом с такой жаркой искренностью, что мне даже тоскливо становится от осознания того, что я им сейчас расскажу.

А рассказываю я им историю, которая называется «Шоколадный рай». Делаю я это уже лет шесть или семь, и первое время периодически корректировал некоторые приводимые там данные, но потом перестал, так как числовые значения, на самом деле, изменяются не так сильно, чтобы влиять на суть, а если кому-то нужна конкретика по настоящему моменту – то в гугле ее завались.

Так вот, «Шоколадный рай».

[Нюхнуть клопов]

В сущности, это, конечно же, не история никакая, а весьма поверхностный разбор частного случая восхищения Этожеевропой.

Замечено, что всякие там тётки (а иногда даже дядьки), возвращающиеся из скоротечных командировок на Запад, имеют обыкновение привозить в качестве сувениров коробки с дивным французским/бельгийским шоколадом. Презентуя это порождение дюти-фри родным и знакомым, тётки, как правило, исполняют ритуальный гимн: «Вы попробуйте, какое качество! Этожеевропа! И всего 13 евро! У нас за такую цену только говно какое-нибудь купишь!».

Вот уж что да, то да. Не дал Господь России нормального производства шоколада. Что-то есть, но не то, что Этожеевропа, конечно. И то сказать – Россия импортирует в год тонн сто какао-бобов, а Этожеевропа – раз в пятнадцать-двадцать больше (при объёме мирового рынка – порядка трёх миллионов тонн). Куда уж тягаться, где уж там руку набивать…

Вообще, если брать статистику по странам, то больше всех закупают какао-бобов шаловливые Нидерланды – порядка 20 процентов от всего урожая. Если же брать в целом, то 70 процентов мирового урожая какао-бобов уходят четырем транснациональным компаниям: американской Hershey Foods, английской Cadbury Shweppes и швейцарским Nestle и Interfoods.

… Тут маленькое отступление. Почему я не даю точных цифр и злоупотребляю невнятными понятиями типа «около», «порядка», «примерно» и т.д. Дело в том, что рынок какао-бобов очень изменчив и весьма хило прогнозируется. Ситуация на нём зависит от нескольких крайне интересных параметров, и непредсказуемо меняется год от года, оставаясь, впрочем, в каких-то приблизительных рамках. Так что там, где год назад были 70 процентов, сегодня могут быть 55, а через полгода – 80. Но общая картина вырисовывается. Так что если кому нужны подробности – то в гугл, ещё раз. А я буду люто усреднять и наёбывать.

Так вот, мировой урожай какао-бобов мы трогать не будем. У нас есть Западная Африка, производящая 70-80 процентов какао-бобов, причём бОльшую массу их даёт такая страна как Кот-д’Ивуар (около трети всех какао-бобов мира), и ещё примерно столько же вместе – Гана, Нигерия и Камерун. Почти весь их урожай уходит в Европу (Нидерланды, Германия и Франция, если не считать всякую мелочь), США и Японию.

Соотношение ясно, правильно? Дивный шоколад за 13 евро коробка, производимый в Этожеевропе, делается из какао-бобов, выращенных в знойной жаркой Африке. Точнее – в Западной. Если ещё точнее – давайте ограничимся Республикой Кот-д’Ивуар.

Сейчас я много о чём не буду говорить.

Не буду говорить об уровне младенческой и детской смертности в этой стране…

О её месте в рейтинге зараженности иммунодефицитом…

О том, что экспорт какао-бобов дает ей четверть ВВП…

О том, что прежний президент Лоран Гбагбо опрометчиво объявил о планах по национализации экспорта какао и немедленно был свергнут французским спецназом с разрешения Совбеза ООН, и отправлен в Гаагу…

О том, что кресло президента Кот-д’Ивуар занял чиновник МВФ Алассан Уаттара, немедленно введший эмбарго на экспорт какао-бобов, спровоцировавшее невиданный рост цен на бирже…

О том, что, по данным Financial Times, накануне этого кризиса кто-то из участников рынка скупил 7 процентов мировых запасов какао-бобов и заключил огромное количество срочных контрактов (фьючерсов и опционов), получив сказочные прибыли после эмбарго Уаттара…

О том, что наибольшие объемы торговли этим продуктом – на Лондонской фьючерсной бирже (LIFFE) и Нью-Йоркской бирже кофе, сахара и какао (CSCE)…

О том, что с Ганой, Нигерией и Камеруном дело обстоит примерно так же, как и с Кот-д’Ивуар, а местами даже хуже.

… В конце концов, в зарисовке «Шоколадный рай» речь идёт не о детской смертности, внезапных санкциях ООН и биржевых интригах. Речь в ней идёт всего-навсего о дивных конфетках из Этожеевропы, по 13 евро за коробку. Поэтому я не буду говорить о том, о чём не буду говорить, а задамся самым кондовым вопросом ценообразования: какова себестоимость какао-бобов, производимых в Республике Кот-д’Ивуар?

А вот нет таких данных.

То есть, например, известно, что накануне переворота в Кот-д’Ивуар какао-бобы стоили 1800 долларов за тонну, а после – поднялись в цене до 3200 в Нью-Йорке, и до почти 3400 – в Лондоне. А вот во сколько тонна обходилась и обходится свободолюбивому народу Кот-д’Ивуар – об этом знает, пожалуй, только демократически победивший президент Алассан Уаттара, но кто ж его спросит?

Доходят до наших заснеженных пампасов грязные наветы, что тонна какао-бобов обходится свободолюбивому народу Кот-д’Ивуар не очень чтобы дорого. Ввиду широко практикуемого на тамошних плантациях рабского труда. Да и вообще работа эта сезонная (урожай какао-бобов собирают дважды в год), и наёмному негру выходит по 15-20 долларов за сезон, что ли.

Примерно столько, то есть, сколько стоит коробка дивного шоколада из Этожеевропы в аэропорту города Брюсселя, например. Или в супермаркете города Ганновера, например. Или в магазинчике Берлина, например. Или в уютной мадридской лавочке, например…

Рассказав всё это европейцам, которые искренне не желают никому зла, я их спрашиваю: вы готовы к тому, что уровень жизни в Республике Кот-д’Ивуар ну хотя бы на какое-то обозримое расстояние приблизится к вашему? Не станет таким, нет – давайте будем реалистами. Просто приблизится. Ну не двадцать долларов за сезон будут получать эти несчастные негры, отцы пухнущих от голода детей – а сто! Сто, два раза в год! И экспортом будет рулить государство, а не транснациональные компании и чиновники МВФ. И будет оно устанавливать свои закупочные цены, исходя из нужд экономики, чтобы развивать медицину и образование, чтобы учреждать и прокачивать новые отрасли, внедрять новые технологии. Вы готовы, короче говоря, к тому, что себестоимость какао-бобов на мировом рынке увеличится минимум на порядок? Вы готовы к тому, что шоколадку, которую вы сейчас лениво обмахиваете взглядом, стоя в компактной очереди на кассу, после всего этого вы сможете себе позволить лишь по большим праздникам, как белужью икру? А вы, тётечки, командированные в Этожеевропу – вы готовы к тому, что в качестве сувенира будете привозить оттуда не коробку конфет, стоимостью уже 200 евро, а густо смазанный постным маслом хуй?

Нет, они, как правило, не готовы. Как правило, они говорят в ответ на это, что я утрирую.

А я ведь с самого начала предупреждал, что буду утрировать. Ебать-копать, да если не утрировать, то нужно приниматься за структуру всего европейского импорта. И задаваться скучными, но предметными вопросами. Как там, скажем, обстоят дела в странах, поставляющих Этожеевропе самый обыкновенный рис? Чего там с уровнем жизни-то? Или: как себя чувствуют производители хлопка для Этожеевропы? А иные сырьевые продуценты как? Не пьюшшы ли?... И так далее.

В общем, вопрос не в том, начинает ли Европа что-то понимать. Вопрос в том, как соотносится благородное желание простых европейцев не причинять зла – с их возможностью не причинять зла, жёстко ограниченной совершенно обыденной и даже незаметной привычкой к милому этожеевропейскому комфорту.

Есть мнение, что, будучи поставленными перед фактом, белые и пушистые европейцы резко расхотят «что-то понимать», и таки найдёт круассан на крепкий, ладный пельмень.

Безобразный, неприкрытый пеаръ. Уплочено Кремлёмъ

штука в том, что та же программа Киселева, как и большинство наших новостных первых кнопок, строится по большей части на репортажах с полей. Они сейчас там, куда из свободосытых стран рискнул поехать один Грэм Филлипс. Украинские носители евроценностей уже убили несколько наших журналистов, но остальные продолжают с риском для жизни давать живую картинку оттуда. И вот, чтобы гнать геббельсовщину, смысла лезть под пули нет. За неправду не умирают. Зато независимые и свободные корреспонденты предпочитают из уютных киевских баров слать в свои газеты репосты образцово объективных текстов Авакова. А от всего того, что передает кремлевское «Диктатор ТВ» так легко отмахиваться: не важно, передаете ли вы правду, все равно – мы свободные, а вы – пропаганда по определению. Потому что у вас немцовых линчуют и трудящихся геев угнетают. На ваши враки у нас есть Псаки.

...

Не могу писать об украинских событиях без мата. А вот revolucii_netможет. Удивляюсь и завидую.

Письма российскому другу

Нынче ветрено и саммит в Celtic Manor.
Скоро жопа. Весь вопрос: кому и сколько?
Но не в жопе, Постум, дело – переменой
нас пугают четверть века, ну а толку?

Не подавимся мы этим расстегаем,
оттого сыты давно уже и плотно.
Как там Путин? Вероятно, всё свергаем?
Всё свергаем, вероятно, на Болотной.
*
Много, Постум, новых стран, но что там лица?
Фарисеи, содомиты, вурдалаки.
Если выпало империи родиться –
лучше мишки и внезапные сайгаки.

Звери мы для них для всех сейчас и присно,
облик зверя, помним, страшен и прекрасен.
Как сказал мне аксакал перед кумысной:
«Ой, алга давай жуз грамм, сосын боласын!».
*
Посылаю тебе, Постум, фунт хамону.
Он почти такой, как там, хоть и верблюжий.
Ты калорией его заглушишь стоны,
когда будешь изнывать в сибирской стуже.

Вы с медведями живучи и дебелы,
но, поди-ка, нет ответа партизану:
на Руси как сеять хлеб без моцареллы?
Как в России зимовать без пармезана?
*
Я сижу в своей степи. Домбра играет.
Ни Обамы, ни Маккейна, ни Джен Псаки.
Вместо харь демократического рая –
лишь верблюды и внезапные сайгаки…

В Москву, в Кремль, лично.

Торжественное обращение

к президенту Российской Федерации

Владимиру Владимировичу Путину

от меня

Уважаемый Владимир Владимирович. Настоятельно призываю вас прекратить травлю артиста самодеятельности Андрея Макаревича. Ваша пропаганда, Владимир Владимирович, утверждает, что Андрей Макаревич выступал на Донбассе перед карателями, а это не так. Люди, твердящие, что это так – долбоёбы, а Андрей Макаревич – как раз не долбоёб.

Судите сами, Владимир Владимирович. Разве мог бы долбоёб рубить бабло, не вылезая из телевизора, и при Брежневе, и при Андропове, и при Горбачёве, и при Ельцине, и при вас, Владимир Владимирович? Я не ябеда, однако сообщу, что в ваше отсутствие Андрей Макаревич тоже рубил бабло и не вылазил из телевизора.

…Кажется, я забыл Черненко. Ну да и хуй с ним.

Уважаемый Владимир Владимирович. Иисуса призываю в свидетели, что Андрей Макаревич – не долбоёб. Он кто угодно: приспособленец, лицемер, подлец, чванливое самовлюблённое хуйло (ла-ла-ла-ла-ла) – но никак не долбоёб. И поэтому на Донбассе он выступал не перед карателями, а перед детьми. Детьми-беженцами. Этот факт документально оформлен и юридически заверен. Вся травля Андрея Макаревича основывается на оспаривании этого факта.

Уважаемый Владимир Владимирович. Запретите эту глупость. Макаревич пел детям. Урезоньте свою пропаганду. Свободу Анжеле Дэвис. Освободите Вилли. Миру – мир.

П Р И Л О Ж Е Н И Е

— Граждане! — сказал Остап, открывая заседание. — Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания — она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи. Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем. Одни из вас служат и едят хлеб с маслом, другие занимаются отхожим промыслом и едят бутерброды с икрой. И те и другие спят в своих постелях и укрываются теплыми одеялами. Одни лишь маленькие дети, беспризорные, находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи. Мы, господа присяжные заседатели, должны им помочь. И мы, господа присяжные заседатели, им поможем.

Речь великого комбинатора вызвала среди слушателей различные чувства.

Полесов не понял своего нового друга — молодого гвардейца.

«Какие дети? — подумал он. — Почему дети?»

Ипполит Матвеевич даже и не старался ничего понять. Он уже давно махнул на все рукой и молча сидел, надувая щеки.

Елена Станиславовна пригорюнилась.

Никеша и Владя преданно глядели на голубую жилетку Остапа.

Владелец «Быстроупака» был чрезвычайно доволен.

«Красиво составлено, — решил он, — под таким соусом и деньги дать можно. В случае удачи — почет! Не вышло — мое дело шестнадцатое. Помогал детям, и дело с концом».

Чарушников обменялся значительным взглядом с Дядьевым и, отдавая должное конспиративной ловкости докладчика, продолжал катать по столу хлебные шарики.

Кислярский был на седьмом небе.

«Золотая голова», — думал он. Ему казалось, что он еще никогда так сильно не любил беспризорных детей, как в этот момент...

Я Земля, я своих провожаю свидомцев...

Несколько дней тому, возвращаясь из одной вполне дикой, но симпатичной командировки, столкнулся в вагоне с национально сознательным гражданином. Уже довольно долгое время я избегаю общения с подобной публикой, потому что мне абсолютно всё про неё понятно и ничего нового она заявить о себе не способна. Но тут национально сознательный гражданин начал вещать за Украину и я сам не заметил, как отработал сеанс полноценного троллинга.

Тут необходимо пояснить, что национально сознательный гражданин был казахом и пепел Украины, борющейся нынче, как известно, с русскими оккупантами, стучал в его сердце. Мозг этого удивительного человека впитал в себя все известные мне фейки о событиях на Донбассе и даже, боюсь, генерировал собственные. В итоге он, конечно, заговорил уже о личном, что неизменно заканчивалось лютым баттхертом. Происходило это примерно так.

Пассажир: Мы, казахи, за время российской оккупации поднимали больше всего восстаний! За 250 лет – больше 700 восстаний!

Я: Да ладно. Это ж, выходит, по три восстания в год. Эвано. Вам, казахам, лишь бы не работать.

У пассажира баттхерт.

Или.

Пассажир: Я сам участвовал в восстании! В 1993 году, в Акмоле!

Я: Да ладно. Это ты против независимого Казахстана восставал, что ли?

У пассажира баттхерт.

Или.

Пассажир: Лучший политик за всю историю России – Горбачёв! Он дал народам воспользоваться правом на самоопределение и теперь мы независимые!

Я: Да ладно. Это чего, если теперь адайцы* захотят независимости, им нужно будет дать воспользоваться правом на самоопределение? Или всё-таки придётся их ректально отгеноцидить?

У пассажира баттхерт, близкий к инфаркту.

Что хочу сказать по итогам этой встречи. Мне всё-таки удалось почерпнуть из неё нечто новое. А именно – я, похоже, до конца осознал сущность свидомитства. Заключается она в трёх аксиомах.

Первая. Свидомитство никак не связано с логикой и фактическим положением вещей, поэтому постулаты его в принципе неопровергаемы и с ними, соответственно, не нужно спорить.

Вторая. Расцвет свидомитства обязательно предшествует краху государства, так как его население становится несостоятельным в плане адекватных оценок процессов, происходящих в действительности.

Третья. Исходя из первых двух аксиом, свидомитство неизлечимо, так как пациент либо не восприимчив к целительным процедурам, либо просто не успевает выздороветь по причине скоропостижности недуга.

Считаю, что мы все должны быть признательны стране, ранее известной как Украина за ту самоотверженность, с которой она нам демонстрирует последствия наступления свидомитости. Напоминаю, что буквально «національна свідомість» переводится, как «национальная сознательность» - на деле означая полное отсутствие способности осознавать объективную реальность.

Collapse )