August 19th, 2013

Гараж

Утро понедельника началось с того, что в окна вместе с перевалившимся через крыши рассветом (окна мои все выходят на восточную сторону) проникла одна из Гаражных историй, коими полон мир, особенно после выходных. Рассказчик, утвердившись почти точно в центре посвежевшего за ночь двора, излагал громко, но сбивчиво, не скупясь на аллюзии и метафоры. Примерно через каждые две-три его реплики грузный женский голос, реагируя на особенно яркую метафору, ритмично восклицал: «СЕР-ГЕЙ!» - из чего можно сделать вывод, что именно так и звали рассказчика, являвшегося, к его несчастью, также героем собственного повествования.

Сергей был владельцем гаража, обладающего поистине мистическим свойством. На его фасаде, выполненном из листовой стали К260В, оставлял надпись каждый, кто знал хотя бы несколько букв алфавита. Это было необъяснимо. В некотором роде, гараж Сергея представлял собой иллюстрацию к известному допущению о бессмертном шимпанзе, печатной машинке и полном собрании сочинений писателя Чарльза Диккенса. И хотя приматы, ходившие мимо Сергеева гаража, едва ли были бессмертными, в слоях надписей и символов, оставленных несколькими поколениями авторов, уже определённо начинала просматриваться структура не самого тривиального сюжета. А исследователь, рискнувший разобраться на материале гаража в хитросплетениях подростковых интриг, бушующих в окрестных дворах уже лет 40, несомненно стал бы идиотом.

Сергея, конечно, тоже терзала жажда самовыражения. Причём чем гуще становилась разнородная и разноцветная вязь на его гараже, тем острее он ощущал необходимость сказать своё веское, хозяйское слово. И он его сказал.


[дальше]

В субботу Сергей вырубил пред гаражом подлесок, выросший там за годы нецелевого использования объекта. И покрасил фасад в брутальный пурпур большим количеством специально купленной краски.

Прервёмся и спросим себя: что же за деяние совершил Сергей? Так ли уж он воспользовался правом на художественное оформление частной собственности? Ой ли?

Из-за опрометчивого слова, опубликованного в газете, порой случаются скандалы. Резкий термин, употреблённый в дипломатической переписке, способен стать поводом к войне. Граффити на гараже может оказаться единственной отметкой о пребывании человека на этой земле. Не исключено ведь, что многие из тех, кто осваивали гараж Сергея будучи пионерами, давно уже обрели свойства удобрений и на них растут васильки. И когда-то написанное нетвёрдой рукою подростка, впервые употребившего портвейн, мнение об учительнице алгебры – было высшим сочетанием мысли с решимостью претворить эту мысль в жизнь, давшееся некоему отдельно взятому разумному существу.

И если представить себе, что фасад Сергеева гаража был одним большим звеном, удерживающим при Мироздании смысл жизни сотен (а то и тысяч!) людей, то воображение охватит суеверный ужас – чего, увы, не успело произойти с воображением Сергея.

Мироздание отвело ему целые сутки счастья. В субботу он преобразил гараж, и всё воскресение провёл рядом с ним. И, делая вид, что проверяет, высохла ли краска, Сергей трогал матово мерцающий на солнце металл, гладил его и шептал легкомысленные обещания по поводу их с гаражом совместного будущего.

Поздним вечером воскресенья, когда Сергей, утомлённый новыми ощущениями, уже спал, какой-то хер на бульдозере вдавил ковшом пурпурный фасад гаража внутрь.

Мне трудно сказать, как бы я повёл себя на месте Сергея, потому что я, во-первых, никогда не владел гаражами, а во-вторых – я никогда не закрашивал чужих надписей, как бы глупы они ни были (даже адресованную персонально мне надпись в подъезде «Индеец, дай анашы!», которой пытались троллить моих родителей хулиганы). Сказать по правде, я даже чисто технически не представляю себе, что нужно делать, обнаружив, что стена гаража вместе с дверью вмята в помещение под тупым углом.

Однако Сергей, попав в столь непростую ситуацию, занялся тем, что придумал несколько новых падежей и обогатил гинекологический глоссарий дюжиной неизвестных ранее терминов. Продемонстрировав, таким образом, что тоже не зря живёт на свете. Интересно тут, что гараж вновь стал звеном, соединившим с Мирозданием чей-то смысл жизни. Равновесие Вселенной ведром краски не нарушить.