?

Log in

No account? Create an account
Nordsnissehus [entries|archive|friends|userinfo]
nords_nisse

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Октябрь 10, 2013

Выйдет, выйдет ёжик из тумана... [окт. 10, 2013|01:43 pm]
nords_nisse
[Tags|]

Очень меня умиляют ценители качественных, ниибаццо фирменных ножей для повседневного ношения. Ну, все эти спайдерки, хаттори и прочая мимимишность. Иной раз хвастается пассажир – и невольно хочется вместе с ним стечь под плинтус, от трепета. Что, неужели самая что ни на есть сталь аус, мать её, восемь? Ну, охуеть. И серрейтерная заточка? Ну вообще пиздец. Только один вопрос остаётся: тебя жаба не придушит всю эту благодать скидывать после первого же целевого использования?

И вот тут начинаются бурления. Почему-то большинству ножедрочеров в голову не приходит, что если ни дай Бог придётся задействовать свою фирменную, облизанную со всех сторон, вещицу для самозащиты – от неё придётся срочно избавляться. А если ножу суждено пасть на дно угрюмого водоёма – то не один ли хер, из какой стали он изготовлен?

Каждый раз приходится вдалбливать одно и то же.

Вот нападает на тебя по синему делу районный дебошир Опездол Гандоныч Упоротый, которому сутки, прожитые без кровавого скандала, поперёк горла встанут. Попёр он на тебя с розочкой, изготовленной только что путём удара о скамейку из обычной стеклянной бутылки объёмом 0,7 литра. А ты такой – кий-яа! – выхватываешь свою спайдерку и режешь ею Опездола Гандоныча прям через всё лицо, как Зорро. Отлично.

Дальше происходит следующее: Опездол Гандоныч орёт дурниной на весь квартал, потому что когда людей режут по живому без наркоза – это, говорят, очень больно. И прибегает к нему наряд полиции, который, как это с нарядами полиции бывает, только что балду гонял в соседнем переулке, где ветра нет и покурить можно. И этот наряд через две минуты цепляет тебя, потому что вот он тут, окровавленный Опездол Гандоныч с утратившим симметрию лицом, и вот он ты, голубь, с окровавленным ножом охуительного качества. И всё сходится.

А потом гражданин дознаватель – симпатичный такой мужичок, не говно вроде бы – начинает задавать тебе удивительные вопросы.

- Зачем вы, молодой человек, нанесли ножевые ранения нигде не работающему Упоротому О. Г., 1978 года рождения?

Ты говоришь:

- Так он напал на меня! Я ж защищался!

- Мы это безобразие так не оставим! – сурово обещает дяденька милиционер. – Если он на вас напал, то ответит по всей строгости закона. Но вы объясните – нож, нож-то, у вас как в руке оказался?

- Так я ведь защищался, понимаете? Самозащита! Имею право!

- Да понимаю, понимаю, - ласково улыбается вам дознаватель. – Я понять не могу, с какой целью вы с собой нож носили.

Вы объясняете: так для самозащиты же! А он вам говорит совсем уж странное:

- Так вы, значит, знали, что гражданин Упоротый на вас совершит нападение? Откуда? Вы же только что показали, что видели его впервые. Неувязочка у вас, гражданин подследственный…

[Но это только начало]

И ты испытываешь очень неприятное подозрение, что гражданин дознаватель – дебил, не понимающий самых простых вещей. Он кругами задаёт тебе одни и те же вопросы, сводящиеся к тому, что нож ты с собой носил именно для нападения на живых шевелящихся людей, хоть бы даже и алкоголиков. Хуже того – по всему выходит, что гражданин дознаватель лепит тебе все повисшие в отчётности трагедии с использованием режущего оружия, случившиеся на вверенном ему участке за последние шесть месяцев.

Но самое печальное – то, что и товарищ прокурор (которому ты, конечно же, жалуешься по поводу оказываемого на тебя следствием давления) тоже приходит к сходным выводам. А потому что товарищ прокурор тоже человек, у него тоже выполнение плана, у него тоже нераскрытых глухарей с поножовщиной – полна жопа огурцов. А тут возникаешь ты, душа-человек, Пиздюков Дурак Ебланыч, собственной персоной, толстый, румяный, да с офигенским фирменным ножиком. И не просто с ножиком, а с прилагающейся к оному справкой о нанесении телесных повреждений средней степени нигде не работающему гражданину Упоротому О. Г., распечатанной в двух экземплярах на самом настоящем принтере. Ну не подарок ли?

Да грош цена будет товарищу прокурору, если он не сможет обстряпать экспертное заключение, согласно которому ты людей начал резать не позже 1888 года, под именем Джека Потрошителя. И почтенный профессор с козлиной бородкой тебе такой диагноз впишет, что твоя мама преждевременно поседеет, осознав, какого монстра родила в отдаленном прошлом на ужас человечеству.

Ты, конечно, не дурак (как сам думаешь) всю эту хурму брать на себя. Но потом ласковый следователь скажет:

- Ну ты соображай резче, парень! Сам подумай – упрёшься в жёсткое отрицалово, тебе всю катушку размотают, это как пить дать. Железно. Проверенно. Чем глубже ты рога в землю – тем судья злее, не сомневайся. Ты, давай, вот что. Ты подпиши чистосердечное признание, и мы тебя по дурочке проведём. Ну, год-полтора в закрытом медучреждении отпотеешь – но это ведь год-полтора, и не на зоне! Тёплая палата, интересные соседи, здоровое меню, медсестра с сиськами четвёртого размера – на зоне-то ничего этого нет. А потом, через год-полтора, мы тебе комиссию оформим, с заключением о возможности социализации. Выйдешь по-тихому, никто и не вспомнит! Ты давай, включай чутьё, время идёт.

И ты включаешь чутьё и думаешь: ну, блин, в самом деле, год-полтора. Это же не пятнаха, которая ломится, правильно? А чё, год-полтора, да? Тем более – сам же накосячил, подставился, да? Уж попал, так год-полтора в психушке посижу, чего там… Апелляцию, опять же, можно подать будет, может и не год-полтора, а вообще меньше… Правильно ведь?

И попадаешь ты в итоге на золотой червонец в такие закрома, где нет ни серрейтеров, ни стали AUS-8, ни замков типа «лайнер», а присутствуют всё больше штыри, перья, да заточки. А за слово «спайдерко» могут и вовсе алюминиевой ложкой сердце вырезать.

Если кому кажется, что всё это – циничный стёб, так вы не в курсе, кто, в основном, составляет современный контингент исправительных учреждений стран СНГ. Это не рецидивисты-убийцы-насильники. Нет. Зоны под завязку забиты идиотами, которым не хватило извилин дистанцироваться от карающей длани правосудия. Через одного: то по пьяне оппонента порезал, то, наоборот, не дал себя вскрыть. А потом стоит такой, чужие кишки на руку намотаны, от локтя до запястья, и рассказывает ласковому следаку про самооборону. «Это же не превышение, ведь их было трое, и все ужасные негры с ассегаями, я просто вынужден был защищаться! Вы обязательно укажите это в протоколе!».

Если есть вещдок, в пакетике с бирочкой, который можно на суде предъявить – то на него повесят вообще всё, что имеет хоть какое-то отношение к теме, обсуждаемой на процессе. Особенно, если это такая исключительной полезности вещь, как фирменный ножичек особого качества.

Ссылка95 в частности подчеркнуло|В частности подчеркнуть

navigation
[ viewing | Октябрь 10, 2013 ]
[ go | На день назад|На день вперёд ]