nords_nisse (nords_nisse) wrote,
nords_nisse
nords_nisse

Categories:

Сон, вызванный полётом горшка вокруг дебила, за секунду до пробуждения

Не могу сказать, что я его искал, тем более не могу сказать, что искал долго и безнадежно. Ну, возникали мысли время от времени, но как-то специально заморачиваться – было в лом. Хотя время от времени мысли возникали, да. Насчёт. Что неплохо бы. Но я человек бездеятельный – достаточно сказать, что бритва Оккама в моём исполнении всегда превентивна.

А тут случайно всё произошло. В учреждении, где постигает тайны бытия и лепки дочь мужа моей жены – завтра народный немецко-фашистский праздник, День Святого Мартина. Я не знаю, кто это, гуглите. Проблема в том, что к этому торжеству, согласно странной прихоти руководящего состава учреждения, необходимо принести фонарики, сделанные (внимание!) из апельсинов. Не хочу вас пугать, но там постоянно такие крены сознания. То фонарики из апельсинов, то аппликация из семечек по мотивом «Лесного царя» Гёте, то вообще чуждый православному уху стих. Причём их там не ебёт, что ребёнок – ни разу не немец, что мама у него, скажем, армянка, а папа вовсе журналист. Вынь да полож (напоминаю: папа – журналист) им эти грёбаные фонарики из апельсинов.

Хрен с ними, с апельсинами. Туда ж свечки нужны вот эти вот – ну, маленькие такие, шайбочки… А в наших пердях они (согласно проведённому мониторингу рынка), встречаются лишь в одной сети супермаркетов. А тут ещё день выдался какой-то особенно ебанутый, да устал скотски, да ботинки мокрые (у нас тут среди зимы оттепель случилась, со дня на день ждём прилёта грачей), да вообще жопа… А делать нечего. Завтра с утра встретят воспитатели, в глаза твои красные посмотрят, выпьют душу до дна, срыгнут и спросят: «Где фонарик из апельсина со свечой-шайбочкой, твою мать?». И не проканают отмазки, что дед до Будапешта дошёл, и вообще в роду три полковника и два капитана. Их это не-е-бёт.

Так вот, иррациональный страх перед всей этой фельдфебельщиной погнал меня после работы, уставшего, злого, в мокрых ботинках, трезвого, как научный подход к Теории чисел, в магазин за свечками. Ну и не буду же я, придя в магазин за свечками, покупать там одни только свечки. Я не даун, не Джордж Буш-младший. Хожу себе, делаю вид, что прицениваюсь к чему попало. И тут смотрю такой – оппа!





Это я его уже домой приволок. В мокрых ботинках, да. Уставший, но уже не злой. На кой хер мне понадобилось покупать этот горшок именно сейчас – спросите позже у моего душеприказчика. Но охуенский горшок. Я его не искал, я о нём не мечтал – но всегда имел его в виду.

Объем 3,3 литра, глина. Производство – какой-то город на «К», типа Кустаная или Кызыл-Орды. Или Кокчетава. Но не Коннектикут. Стоимость – 1800 тенге (курс не помню, гуглите). В общем, я знал, что дома буду встречен апперкотом, но поддался наваждению.

Разумеется, подразумевалось, что оправдывать придётся немедленно. То есть, надо гарантировать форме содержание. Прислушался к себе: чего хочет душа? Душа хотела сухих тёплых носков. Тупик.

Мысленно ревизировал закрома, и по всему выходило, что не хватает базы. То есть – база присутствует в ассортименте, но дико не охота её размораживать, на ночь глядя-то. И было мне видение в аду: сочащееся кровью бычье серцо, на килушник где-то. А я вообще к субпродуктам слаб.

И вот что сложилось к тому моменту, как из апельсинов с большим или меньшим успехом было вырезано целых два немецко-фашистских фонарика:



Чтобы не путаться в показаниях, основных продуктов взял примерно по килограмму. А именно: картошки, лука и упоминавшийся выше орган рогатого животного с тёплыми и влажными глазами, доверчиво глядящими. Помимо основных присутствовали также: соль, хмели-сунели, кориандр, паприка, укроп, голова кыштымского карлика Алёшеньки, петрушка, полбокала коньяку и полторы чайной ложки гречишного мёду. Что характерно – ни чеснока, ни свежемолотого чёрного перца, к коим тяготею в суровые будни.

А, да. Вначале, едва скинув макинтош, замесил самое простенькое дрожжевое тесто на чашке молока. Равные пропорции пшеничной и гречневой муки. Замесил – и к батарее поближе, потом один раз обмял, между апельсинами.

Всё, что было можно, порезал полукольцами, даже серцо. Как это у меня получилось – не знаю, но где-то выше я уже упоминал о своём подходе к бритве Оккама. Серцо щедро посыпал хмели-сунели (горка с глазницу Николая Валуева), умеренно – солью, и залил продуктом алхимического брака коньяка и мёда. Лук перемешал с обильными количествами кориандра и паприки. На картошку просто посмотрел с осуждением. Зелень порвал руками, как старую шубу. Был бы чуть злее – убил бы нахуй.

Когда с тестом всё стало ясно, остальные как раз были готовы. А суку гусиный жир я могу достать из холодильника в любой момент и с любыми намерениями. Сука гусиный жир в центре, в баночке.



Гусиный жир (столовую ложку) размаял по дну горшка. Потом – луковая подушка. На неё – бычий мотор. Выше – рваная зелень, потом снова лук, потом картошка, потом, в конце-то концов, лук опять. Просчитывая ходы и карамболи, не раз задавался вопросом: нужно ли лить воду? Нет, товарищи! Лить воду мы никому не позволим! Хватает маринада от серца, с учётом последующей герметики.

В ладонях сваял лепёху из дважды подошедшего теста, укупорил ею горшок. Кстати, объём продуктов как раз пришёлся впору, я его даже утрясал при каждом новом слое.

Гагарин перед стартом:



Ну и в холодную духовку, на час, на 180. Потом до минимума уронить температуру плавления – и ещё час, поглядывая в бездну. И потом бездна смотрит на тебя:



Вулканизировалось это дело пока я писал сей текст да фотографии урезонивал. Так что ещё не пробовал, что там получилось. Да оно и не надо. По-моему, лишнее это.
Tags: горшочеквари
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments