nords_nisse (nords_nisse) wrote,
nords_nisse
nords_nisse

Categories:

Сик транзит глория муди (так проходит мирская лажа)

Путин такой спрашивает Собянина невнятно:

- Ну и как там они всё это?... – а сам уже ногти грызёт, волнуется.

- Собрали митинг, - Собянин говорит. И на ботинки свои смотрит, глаз не поднимает.

- Большой?

- Большой, Владимвладимыч, сто тысяч человек и Гнедопыхин.

- Сто? – и Путин от избытка адреналину аж на каблуках проворачивается. – И Гнедопыхин?! Повтори!

- Сто тысяч человек и Гнедопыхин.

- О, Боже! – Путин начинает по кабинету бегать. – О, Ужас! Что же мне теперь делать?!

Останавливается внезапно, и испуганно спрашивает Собянина:

- А может, они там требовали чего-нибудь?

- Требовали, - тот хмуро отвечает. – Долой вас, мол. Россия без Путина, мол. Нормальную страну хотели.

Путин сглатывает судорожно, а потом всё же себя пересиливает:

- Кто хотел?

- Навальный.

Путин садится (ноги подкосились), а Собянин добавляет ещё:

- Его аж шестьдесят три тысячи человек зафрендило.

- Что же мне делать? – тихо Путин спрашивает (а губы дрожат). – Может, в самом деле Россия без Путина, а? Ну, скажи, Собянин? Ну, раз уж такой расклад… Не могу, давит на меня, давит! Шестьдесят три тысячи… Мама.

Собянин сопит.

- Кто ещё хотел? – сипло Путин спрашивает.

- Акунин…

- О нет! – Путин снова начинает по кабинету бегать. – Только не это! Только не Акунин! Вы его не знаете! Это же не человек, а Шаги Командора! Неужели он тоже хочет жить в Нормальной стране?

- Очень.

Путин внезапно останавливается:

- А Шендерович?

- Он ещё накануне хотел, в «Эхе Москвы».

Путин осторожно берёт влажными пальцами Собянина за лацкан пиджака:

- Что именно он говорил? Ты только точно вспомни, это важно…

- Говорил, - выдавливает Собянин через силу, - что у вас ещё есть время уйти на цыпочках. Говорил, что пока они ещё готовы обсуждать с вами какие-то условия…

Путин снова садится:

- А как ты думаешь? – спрашивает. – Может, он говорил правду? Может, он не шутил? Он же сатирик, он же привык шутить – как ему верить? Вот верить ему сейчас, или нет? Вдруг он пошутил, и на самом деле они не готовы обсуждать с нами какие-то условия, а?... Шестьдесят три тысячи… Мама…

- Там ещё Познер был.

- Ааааааа! – кричит Путин и хватает себя за голову. Он пытается рвать на себе волосы, но волос мало и поэтому он в отчаянье щиплет себя за уши. – Познер! Познер! Познер! Ааааааа! Познер! Навальный! Акунин! Гнедопыхин! Они что, сговорились все?!

- Владимвладимыч, - Собянин наконец переводит взгляд со своих ботинок на Путина. – Они – сговорились.

Путин начинает беззвучно рыдать, уткнувшись лицом в ладони. Входит напуганная, бледная секретарша с мельхиоровым подносом, на котором стоит рюмка корвалолу. Путин, не отнимая ладоней от лица, отпихивается от предлагаемого подноса локтями.

- Выпейте, Владимвладимыч, - неожиданно твёрдым голосом говорит Собянин. – Выпейте, надо.

Путин медленно распрямляется:

- К-то?

Собянин, скрипнув зубом, отвечает:

- Собчак.

Путин нашаривает в пространстве рядом с собой рюмку корвалолу и выцеживает её до дна.

- Один, - произносит он, отчего-то окая на вологодский манер. – Как перст – один…



Tags: Гнедопыхин, как на улице-то пиздато!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments