nords_nisse (nords_nisse) wrote,
nords_nisse
nords_nisse

Categories:

Пирдуха

Давеча забрели мы с одним товарищем на мероприятие с участием Гаранта Конституции. Он (товарищ, Рома его зовут) хихикает мерзко, и говорит, что-де, он-то свою фляжечку в редакции выложил, а я-то наверное нет. Ну, натурально, не выложил. Но прошел с ней, не впервой. А вот Рому со штопором попалили, про штопор-то он забыл.

Подходит потом злой, униженный, без штопора, небезосновательно подозреваемый Службой Охраны в пьянстве, и говорит: Чего это такое на твоей фляжечке написано, что ты её проносишь? «Моему лучшему другу, Президент»?!

Стали мы с ним эту мысль развивать.

Пришли к выводу, что неплохо было бы заиметь на столь важном в нашей работе предмете, как коньячная фляжка гравировку: «Всё, что пьёт предъявитель сего, пьется по моему разрешению и на благо государства». С соответствующей подписью.

Потом совместными усилиями был рождён даже целый сюжет для повести. Вот такой.

Живет себе какое-нибудь журналистское чувырло, пасквилянт средней руки, регулярно употребляющий. Ну, стремают его постоянно официальные органы из-за запаха да фляжек разных, звенящих ввиду металлоискателя. И вот однажды Комитет, который должен обращать внимание на всё, обращает внимание на то, что как только это чувырло выходит из запоя, в мире случается грандиозный катаклизм: то баррель скакнёт, то понтифик пострижётся, то в Анголе канализацию прорвёт – и т.п.

Берут дело на контроль. И точно. Бухает журналист – тихо как в могиле, евреи апельсины маринуют, арабы на верблюдах по пустыне скачут, Березовский пишет мюзикл. Только в завязку – хуяк! Боинг врезался в японское китобойное судно, на Кубани – недород, чеченцы потребовали запретить ношение галстуков… Е-ба-ну-цо!

А проблема в том, что как только журналист этот входит в пике и на планете устанавливаются мир и покой, он начинает естественным образом меньше писать, меньше получать денюжек, и – как следствие – меньше калдырить. И тотальный покой сменяется тотальной жопой.

Дело берёт на контроль лично Президент. Именная фляжка и секретный указ по всем ведомствам: такого-то такого-товича такого спаивать всемерно по факту его обращения к любому официальному лицу. Таблица мер и весов прилагается.

И, короче говоря, куда теперь только ни обратится этот чибис, везде его удивительно привечают. Он – за статистическими данными, а в управлении ему: «Нет-нет-нет, обидите, сначала рюмочку!». Он за комментарием по поводу смерти сторожа в зоопарке, а начальник Департамента сторожеведения: «Как же, как же! Сейчас всё будет!… Зиночка, порежь лимончик!».

При этом клиента велено поить лишь до определенной кондиции, ибо никто не знает, чем обернётся для Мироздания белая горячка в его исполнении.

Потом случается катарсис, герой всё понимает, но поздно – зависимость стала неотвратимой. То есть – ещё более неотвратимой, чем была. А он человеколюб, филантроп. Вот такой внутренний конфликт. На фоне многочисленных внешних.

По-моему, берёт за душу. Лукьяненке, что ли, предложить эту хуету?… Всё равно я его не читал, не читаю, и не буду. А так, авось, попробует в образ войти - и сопьётся. Всё польза для Мироздания.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments