Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Верблюд такой, каким его сломала жизнь

Есть в нашем мире три явления, которые не вызывают во мне никаких эмоций. Вообще никаких. Ни интереса, ни раздражения, ни даже поверхностной задумчивости. Это, в частности: автомобили, футбол и мнение звёзд шоу-бизнеса о политике.

Первые два я ещё могу немного осмыслить. Ну, например, вполне допускаю, что кто-то способен испытывать знойное томление при взгляде на груду железа – крашенную и оснащённую колёсами. В конце концов, если бы скульптура Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» умела б разгоняться до ста километров в час, это было бы по крайней мере занятно – а с автомобилями, подозреваю, примерно так дело и обстоит, только габариты не столь серьёзные.

Или там футбол. Да, трудно понять, зачем группа взрослых, солидных мужиков шпыняет друг дружке не шайбу, а слепленную из кожаных лоскутков сферу, причём происходит это почему-то не на льду, а на специально отгроханном гигантском газоне – но, видимо, есть люди, которым нравится убивать время, наблюдая за чем-то эдаким.

Но вот зачем граждане бурно реагируют на политические откровения деятелей эстрады – этого лично я не могу объяснить ни естествоиспытательским интересом, ни леностью.

Ну прошёл Макаревич по улицам Москвы под красно-чёрным флагом. Какие могут быть претензии к Макаревичу? Кого он этим поступком сумел расстроить? У меня в связи с происшествием возникает только один вопрос, один-единственный: что вообще делал бандеровский флаг на улицах города-героя Москвы? Кто там под ним шествовал, кто там ему древко надрачивал – это частности. Ну, Макаревич был, среди прочих – дальше что? От того, что вы его говном в Интернете опылите – ему станет холодно или жарко, что ли?

Варьете какое глупейшее: «Макаревича надо лишить ордена, который ему Ельцин вручил!». Слушайте, чисто теоретически: на планете Земля есть хотя бы один человек, который воспримет утрату ордена, врученного ему Борисом Николаевичем Ельциным, как трагедию? Если и есть, то это точно не Макаревич. Кто-нибудь вообще верит в то, что это самовлюблённое хуйло позволило себе издать звуки против режЫма, не будучи уверенным в своём дальнейшем благополучии?

Какое общественное порицание, какие петиции? Что за повод-то?

Collapse )

Про Активную Гражданскую Позицию

Да, так вот, о Майдане.

Это, конечно, своего рода феерия абсурда. Не из-за выдвигаемых оттуда политических требований, сколь бы глупы они ни были – а из-за состава участников. Можно сказать, что это вершина эволюции протестного движения. Хомячок, начавшийся на Болотной, достиг просветления на Майдане. Это абсолютный хомячок, полностью погружённый в свой галоп по переполненным площадям. Он уже вообще ничего вокруг не замечает.

Вот приходят неравнодушные граждане на Майдан и рассказывают друг дружке, что на самом-то деле они не против России, не за Европу – а против преступной власти, против коррумпированного режима Януковича. Именно поэтому они здесь сейчас, да-да. А не потому, что хто не скаче той кацап, что вы... Им, понимаете, надоел беспредел, чинимый правящей верхушкой. А то, что для них выступает правящая верхушка стран, где узаконен апартеид – это же совсем другое. Не это же главное, правда? Главное – что народ устал терпеть…

Вот представляю: Майдан в центре Нью-Йорка, организованный Ку-клус-кланом. На фонарях чучела ниггеров развешаны, кругом плакаты типа «Черножопых – в стойло!», поддержать организаторов приехала спикер литовского сейма – она рассказывает со сцены об опыте своей страны в деле расовой сегрегации. И стоит такой неравнодушный обыватель перед телекамерой, и гундит: «Ну знаааете, я на самом деле не против негров, я даже в позапрошлом году на концерт Бейонсе ходил, а тут я потому, что протестую против роста уличной преступности»…

… А на заднем плане чуваки в белых балахонах как раз поджигают портрет М.Л. Кинга.

Это называется «занимать Активную Гражданскую Позицию». От Пассивной Гражданской Позиции (ПГП) Активная (АГП) отличается непременным вовлечением её носителя в массовку. То есть, в состоянии ПГП человек сидит на кухне, слушает джаз, пьёт мате и ругается на машины с мигалками. А при АГП соседу достаточно сказать: «Эге-гей! Завтра в три пополудни состоится митинг за право на поедание абортированных младенцев! Приходи с плакатиком про мигалки!» - и нет такой силы, которая отвратит жертву АГП от участия в указанном мероприятии. А если жертва узнает, что там будет ОМОН – то она займёт место ещё с вечера. Потому что необоримая жажда получить пизды от представителей власти – это ещё один обязательный признак Активной Гражданской Позиции.

Человеку, охваченному АГП, вообще не важно, для чего собрано в одном месте столько мяса. Кто это мясо там собрал, и с какими перспективами – похуй. Собственно, даже очевидные выводы по поводу перспектив мяса – не важны. Оглядеться вокруг, поморгать, разобраться что за люди рядом – не бывает. Человек, который пришёл постоять в толпе со своей Активной Гражданской Позицией, по большому счёту мыслящим существом не является. Мыслящие люди отстаивают свою гражданскую позицию с оружием в руках, а если ты явился массу создавать, то ты, увы – безмозглая тушка хомяка.

Лирическое отупление::

Политик национал-патриотического толка Мухтар Тайжан вместе с группой единомышленников решил интернетом не ограничиться и поехал на Майдан. Помимо его группы, еще несколько человек из РК приехали в Киев, чтобы поддержать протестующих. В эфире украинских каналов стали появляться сюжеты, где в толпе манифестантов были хорошо различимы люди с казахстанским флагом. А на You Tube появился ролик с выступлением Мухтара Тайжана перед собравшимися на площади Незалежности.

Кто-нибудь, расскажите мне, о ком тут идёт речь? Откуда вылезло это чучелко «национал-патриотического толка»? Чем он на Майдане занимается? Значит, в Казахстане он сидит и не пищит, никто о нём слыхом не слыхивал, а вот на Майдане он решил высказаться. Тоже порицает режим Януковича, наверное.

А рядом с этим чучелком стоит ещё какой-нибудь додик с Активной Гражданской Позицией и морозит жопу за что-то своё, глубоко личное. За обоссанный подъезд например. Ну а чо нет? А в сторонке тусят бандеровцы, которые обоих этих хомяков на ножи поставили бы за милую душу, потому что у бандеровцев есть своя собственная Ниибической Мощи Активная Гражданская Позиция. А ещё какие-то люди с, должно быть, вовсе уникальной АГП, весь этот зоопарк кормят мацой. Вот правда, интересно: как галичане закусывают мацой горилку? «Ну, браты, перший тость – за Холокость!». Нет, ну а КАК?

Старый нетолерантный анекдот гласит, что один хохол – это крепкий хозяин; два хохла – партизанский отряд; а три хохла – партизанский отряд с предателем. Так вот, весь этот Майдан можно было бы воспринимать, как выражение неких народных чаяний, но там собралось слишком дохуя хохлов.

И когда они начнут друг друга сливать (а делать они это будут с упоением и страстью), Активной Гражданской Позицией там уже никто не отделается. В общем, они и сливать-то друг дружку начнут, в надежде отделаться. Вот это будет по-настоящему мерзко и грязно, куда там преступной власти.

Гриша-беллетрист

Пока в стране есть политзаключенные, находиться поблизости от правителя, просто даже в одном с ним помещении, я не могу. Это означало бы, что я считаю для себя возможным внимать речам о прекрасном, исходящим от человека, который держит в тюрьме людей за их политические убеждения.

Нет, не считаю.

Я с удовольствием пообщаюсь с Путиным на темы литературы и чтения после того, как всех «политических» выпустят. Вот обещают скорую амнистию. Посмотрим, распространится ли она на узников 6 мая. Посмотрим, затеется ли третье дело Ходорковского. Посмотрим, отпустят ли Надежду Толоконникову и Марию Алехину.

А пока – нет, невозможно. Изображая кордебалет вокруг авторитарного правителя, писатель, да и всякий публичный человек, тем самым как бы соглашается с его методами правления…

Знаю, что кому-то из вас моя позиция покажется вздорной или чистоплюйской, но ничего поделать не могу. Сердцу не прикажешь.

borisakunin


Григорий Шалвович идёт через бальную залу великокняжеского особняка, ступая по блестящему паркету спокойно и уверенно, как леопард. Сотни свечей горят над ним в массивных бронзовых люстрах, но ни одна капля воска почему-то не падает на ослепительно-белый фрак Григория Шалвовича. Люди, которых вокруг много, тоже робеют Григория Шалвовича: расступаются, почтительно кланяясь, а когда он проходит мимо – смотрят вослед ему со смесью любопытства и трепета.

Вот к Григорию Шалвовичу, поскрипывая кринолинами, приближаются прелестные сёстры фон Оппенштлюг, Мэри и Софи. Они запыхались, спеша наперерез Григорию Шалвовичу, и теперь обмахивают свои мраморные плечи мохнатыми веерами, от которых пахнет старой периной.

- Куда же вы, мон ами? – восклицает Мэри. – Отчего так скоро?

Григорий Шалвович слегка склоняет голову к плечу и едва заметно содрогается спиной.

- Прошу простить, - сухо говорит он и зал смолкает. – Не считаю возможным оставаться. Каждый лишний человек на площади – это лишний аргумент в споре, от которого зависит будущее всех. Если нас будет много, режиму придется идти на переговоры и договариваться.

- Браво… - шепчет кто-то у рояля.

- Попытки преобразовать неограниченный абсолютизм в абсолютизм просвещенный закончились тем, что Платон еле унес из Сиракуз ноги, а Дионисий стал тиранствовать пуще прежнего, - говорит Григорий Шалвович громко и твёрдо, подняв указательный палец правой руки на уровень галстуха. – В конце концов граждане выгнали своего нацлидера и он отправился в изгнание. Дионисий Младший устроился в Коринфе обыкновенным учителем. Добрый Цицерон высказывает предположение, что бывший диктатор не мог обходиться без власти и должен был тиранствовать хотя бы над детишками.

Он неторопливо кивает сёстрам фон Оппенштлюг и продолжает свой путь к выходу. Мэри бледна, а Софи, напротив, заливается румянцем, но Григорий Шалвович не замечает этого. Он не замечает никого, но тут случайно, против собственной воли перед ним возникает Александр Васильевич Бортников, глава ФСБ. На нём синий мундир генерала жандармерии. Александр Васильевич Бортников растерян и даже немного напуган. Он сбивчиво бормочет какие-то извинения, пытаясь уйти в сторону, дабы смешаться с толпой, но под проницательным взглядом Григория Шалвовича сатрап в конце концов понуро опускает голову.

Collapse )

Жили-были пиздец да анафема...

Всё чаще стал думать, что если в самое ближайшее время по нашей беспечной планете не ёбнет астероидом, или не вылезет из Марианской впадины несусветная Годзилла с полуторатысячным размером штиблет, или, на худой конец, если не скосит изрядную часть человечества таинственный вирус, поражающий лишь идиотов – то цивилизацию нашу ждёт стремительная и безобразная деградация. Собственно, она уже началась.

Вот сообщают нам электронные средства массовой информации новость:

Русская православная церковь (РПЦ) получит из федерального бюджета 1 млрд 158 млн руб. в 2014г. и еще 600 млн - в 2015г. в качестве финансирования объектов епархиального управления. Средства выделяются в рамках федеральной целевой программы "Укрепление единства российской нации и культурное развитие народов России".

Ну и всё. Сразу же понеслось говно по трубам. Интернет-эксперты, сетевые специалисты и прочие граждане с активной гражданской позицией, имеющие доступ к персональным компьютерам, немедленно стали репостить на эту тему потешные демотиваторы про то, как проклятая секта Гундяя разворовывает государственную казну Российской Федерации. А надо бы эти деньги направить на что-нибудь более важное, считают эксперты. В этой же новости, правда, чуть ниже, но тем же самым русским языком говорится, что примерно в десять раз больше средств направляется на развитие дошкольного образования, но это уже не так интересно, как разоблачение происков РПЦ.

Да как же вы заебали-то уже, хомяки упоротые. Да какими же пиздюлями жизнь должна заколачивать ум в ваши микроскопические мозги, чтобы они начали работать и вы приучились бы осознавать хоть какую-то ответственность, блядь.

Ну как объяснить этому пушистому стаду, что в конкурентной борьбе обществ побеждает то, которое наиболее консолидировано. То общество, члены которого сильнее ощущают свою идентичность. А без фактора консолидации народ стремительно вырождается в такую вот толпу хомячья, разбившегося на группы по интересам.

Если по улице города Москвы пробежит взъерошенный человек, крича «Мусульман бьют!» - то подорвутся все последователи Пророкадаудлинницаегоборода, которые это услышат. Похуй кто: даги, чечены, азеры, таджики, турки… И они не будут выяснять, кто там из них шиит, кто – суннит, и у кого какой мазхаб. Повинуясь силе объединяющего их фактора они соберутся, чтобы стереть в пыль тех, кто обидел их единоверцев. И они это сделают. И будут правы.

А если по той же самой улице пробежит столь же взъерошенный гражданин, но кричащий «Русских бьют!» (не «православных» даже, а конкретно – «русских»), то разбираться чо по чом выдвинется от силы пять-десять человек. А остальные репостнут каких-нибудь многозначительных картинок в Сеть, отражающих ситуацию с засильем инородцев и бездействие Путина.

Collapse )

Война и мымр

Вторая мировая война по сути своей от всех остальных войн отличалась лишь одним нюансом – глубочайшей цивилизационной подоплёкой. Почему-то все делают акцент на масштабности этой бойни или же на вопиющих зверствах, ей сопутствовавших. Ну и что – масштабы? Ну, масштабы, кровища рекой, пламя до небес – ну так механизация процесса убийства позволяла увеличивать пропускную способность мясорубок. Это следствие научно-технического прогресса, не более того.

Зверства? Это когда жителей деревеньки запирают в одном сарае и сжигают заживо? А в другие времена по-другому было? Или вот: евреев массово истребляли. Вот новость. Как будто народ моисеев раньше где-то пылко любили.

Только в одном эта война отличалась от предыдущих (и, пока что, последующих) в основе своей, в самой своей генетике. Европейская цивилизация впервые за всю свою историю продемонстрировала колоссальный уровень мобилизации сил в деле взращивания гумункулюса, назначением которого была война. Третий Рейх – это вершина развития европейской цивилизации, это эволюционный пик её самосознания, проекция всех её устремлений и чаяний, в чём-то даже – её абсолют. Европа настолько прониклась тогда заботами об этом ублюдке, что забыла о внутренних противоречиях и вскормила его собственной кровью – для Европы это небывалый акт самопожертвования.

Любопытно, что из числа краеугольных стран европейской цивилизации в этом взращивании не участвовала только Италия. Её мнение, так скажем, было решено не иметь в виду – старушка на тот момент чересчур замкнулась в себе и не секла момента. Смешно сказать: когда Гитлер начал шевеления в Австрии – то есть откровенно и бесстыдно выпилил Дольфуса, например тащемта – наивный Муссолини даже подогнал к границе несколько дивизий, чтобы впрячься за соседа, если вдруг чо. Если вдруг чо случилось через четыре года – и макаронников, что характерно, опять не спросили. Австрию тогда слили Германии по нотам. А уж после распила Чехословакии, в котором поучаствовали вообще все, кто только мог, включая позорную со всех сторон Польшу – итальянским фашистикам вовсе не оставалось ничего иного, кроме как под лозунгом «Грабь, бухай, еби гусей!» нагнуть до самого паркета хотя бы Албанию. Ну потому что немецким можно, а другим нельзя, чоли?

[Сорвать покровы]

Так вот это Италия. Которая была уже не та. Да она уже тыщи полторы лет была не та. Какой спрос с пенсионеров, правда? Но вот Британия… Но вот Франция… Но вот, мать её, Ах-Вся-Такая-Уютненькая-Швейцария… Для того, чтобы грамотно воспитать Тысячелетний Рейх они раза по три друг дружке друг дружку перезаложили. Они Гитлера в дёсны зацеловали до самых гланд. Он их хуями крыл, а они поддакивали: да-да-да, правильно говоришь, педики, педики, да-да-да. Мы такие. На вот тебе ещё мармеладку.

Причём он их определял совершенно искренне, с беззастенчивой прямотой. Читаешь эту его «Борьбу» – и диву даёшься, до чего прозорлив был чертяка. Франция у него – безвольное уёбище, которое через несколько десятилетий будут населять негры и арабы (внезапно, правда?). Англия – манипулятор, всегда и везде выезжающий на чужом горбу. Америка – гнездо еврейских олигархов. Все эти суверенные государства Гитлер от всей души ненавидит и презирает. А они его в это время обслюнявливают с головы до ног, не пропуская ни одной впадины организма.

Потому что таких прозорливых клоунов как он, в Германии на момент написания «Майн кампф» было – хоть жопой жуй. Страна уштукатурена бардаком в три слоя, пиздецу конца-края не видно. Это рай для пророков и мессий, и балабол, чего-то там налечивший в тюрьме Ландсберга – один из сотен, если не тысяч, трибунов, знающих про спасение Германии ровно три вещи: 1 – во всём виноваты жыды; 2 – Франция населена пидарасами; 3 – в Англии они ещё и циничные.

Всё. Этот набор оригинальных истин в Европе не менялся со времён Изабеллы Кастильской. А то и раньше. Но вот Гитлер выходит на свободу и его заваливают ништяками. Та самая Франция. Та самая Великобритания. Та самая Америка. Он чем-то категорически устраивал весь этот цвет цивилизации. Несмотря на то, что откровенно обещает всем им организовать первостатейное вздрючивание. И при этом через каждые два абзаца ноет, что немцы его не понимают и не поддерживают.

Полагаю, этот бесперспективный хрен с горы устраивал их всех главой четырнадцатой. Предпоследней, то есть. В которой обещал неизбежное уничтожение России. То есть то, что не могло придти в голову никакому другому, даже самому упоротому мессии Веймарской Германии. «Какое, блядь, уничтожение России, олень?» – сказал бы сам себе любой другой специалист по подъёму страны с колен. – «Ты глянь какая тут клоака, нас самих тут щас переварит, без посторонней помощи! Ты в Первой мировой мало отгрёб, что ли?! Проспись, мудила!».

Если он и был в чём-то незауряден – то вот в этом. Он интуитивно (по-видимому) просёк, что никому на хуй не нужна сильная и самостоятельная Германия. Но всем до зарезу нужна Германия, готовая вписаться против Советов – а это бред. Не было в Германии ни одного лидера, помимо долбоёба, чалящегося в Ландсберге, которому такая чушь могла бы придти в голову. И вот ради того, чтобы этого уникума напоить, накормить и в баньке попарить, старая ведьма Европа впервые за всю свою долгую яркую жизнь отважилась на пускание крови самой себе. Не до смерти конечно, нет. Австрия и Чехословакия – ах, право, это мило, но такая мелочь. Возьмёмся за руки, друзья. Кавалергарда век недолог.

Вырастить общее чудовище для войны – идея была отличная. Увалень Наполеон пытался сделать нечто подобное, но не сообразил, что с собственной страной подобную мутацию осуществлять глупо. Прогорел коротышка. А вот всем миром, да для общего гешефта, да с чётким прицелом – о да, это было нечто новое…

С другой стороны, облом тоже получился беспрецедентный.

Пока что – рекордный.

Тщательно пережёвывая пищу, ты помогаешь обществу

Сынок кореша возвращался с дискотеки. Встретили старые знакомые и стали домогаться. Кажется даже с ножами. Пацан сильно испугался, тоже вынул ножик и пырнул главаря. Получилось прямо в сердце. Соратники подхватили главаря и быстренько оттарабанили в близкий госпиталь. Нож порезал стенку сердца, но не насквозь. Хирурги отработали свое достойно и босяк не помер.
Пацана подобрали в кутузку, побакланили. Отвезли родителям. Мамаше скзали: "Мы того босяка давно знаем. А у вас хороший мальчик. Бувайте здоровы".
Пацан никуда не загремел, отучился, женился и у самого уже двое деток.
Такие дела. Все совршенная правда, как было.


А было это в городе Ванкувере, Британская Колумбия, Канада.
Все участники истории - выходцы из СССР.

gbook96


Как раз хотел дать разъяснения по прошлому посту. Потому что, судя по комментариям, у некоторых сложились мнения, что: 1 – я против средств самообороны; 2 – призываю довериться в плане самообороны – закону.

Оба раза мимо.

Искренне убеждён, что одно из неотъемлемых прав, делающих человека человеком – это право защищать свою жизнь доступными на данный момент способами. Животные действуют инстинктивно, а человек в себе это ощущение обязан воспитать. Это первое.

Второе: законодательная практика на просторах бывшего СССР (за исключением Прибалтики – там не знаю как) свидетельствует о том, что понятие «превышение средств самообороны» трактуется выдающимся по ебанутости образом. А именно: законом предполагается, что человек, на которого совершено нападение (даже внезапное!), должен абсолютно контролировать ситуацию и трезво оценивать происходящее. Так не бывает.

Знакомый детства, юноша из хорошей семьи, шёл как-то домой, по зимней улице, да и столкнулся с деструктивной молодёжью. И стали они его втроём плющить. То есть, двое его утаптывали и вытряхивали из почти новых китайских джинсов, а третий на стрёме стоял, потому что время было дневное, приходилось следить за палевом. Ну, мальчик из хорошей семьи умудрился поймать верный вектор мысли, подхватил с поверхности кусок льда, из каких образуют красивые новогодние городки, махнул им туда-сюда, а потом кинул, не глядя. И тот молодой человек, который на стрёме стоял, принял этот объект на переносицу. А потом лёг на холодный асфальт и срочно скончался с ужасным хрипом. Такое, увы, случается с людьми, которым в лоб попадает три килограмма льда.

А мальчик из хорошей семьи сел на три года. Кто-то думает «ужас-ужас»? Не-а. Ужас-ужас был, когда ему хотели статью переквалифицировать в предумышленное убийство. Я большими буквами повторю: ПРЕДУМЫШЛЕННОЕ. Дело в том, что озорнику-следователю пришла в голову мысль, что убийца убил убитого по поводу чувства острой неприязни. То есть, на юноше из хорошей семьи в четыре ноги играли сюиту «Время, вперёд!» композитора Свиридова, а он типа валялся и созревал гневом в отношении третьего асоциала: ух, какой мерзавец, гомосексуалистом меня обозвал! Умоюсь его кровью прямо сейчас! И те два подтвердили: да-да-да, как вскочил, да как оттолкнул нас, да как начал Виталику по голове куском льда колотить – мы таких ужасов даже в американском кино не видели, Серёга вон даже обоссался слегонца…

Не знаю, сколько бабла это стоило родственникам мальчика из хорошей семьи – но дело удалось оставить в рамках статьи за превышение самообороны. И то хорошо.

Хотя, если бы мальчик из хорошей семьи был чуть пошустрее, то угомонил бы той же самой ледышкой двух других сволочей. Ну, или, на худой конец, тихо слился бы дворами до родной хаты, где прикинулся бы шлангом. Допустим, нашли бы его, а он не в понятках: ну, да, пытались грабить, вырвался, убежал. А была ли у одного из нападавших голова проломлена – этого я не запомнил, напуганный был сильно. Так они, сообщники усопшего, ему голову и проломили, наверное. То ж хулиганы, товарищ капитан, им положено друг дружке головы ломать твёрдыми предметами. Потерянное поколение, хули от него ждать ещё?

И товарищ капитан – хоть и следователь, а все же с понятиями человек – обрисовал бы открывшиеся перспективы перед двумя прочими фигурантами. И если бы оказалась у них на двоих хотя бы чайная ложечка мозгов, придумали бы они спешно версию про то, как Виталик по пьяне ёбнулся лбом прямо о всю нашу замечательную планету. Товарищ капитан наверняка бы их привлёк за дачу ложных показаний (хоть и с понятиями человек, а всё же следователь, да?) – но это не такая беда, решаемо.

А так приняли мальчика из хорошей семьи, избитого, контуженного, а он, по простоте душевной, всё и рассказал. Ну и чо с ним делать после этого? Не человек, а пряник.

Ледышка хватал? – Хватал.

Башка труп кидал? – Кидал.

Он конвульсия падал, нога дрыгал? – Падал, дрыгал.

А оставайся, мальчик, с нами. До выяснения. А родителям твоим мы позвоним сейчас. Ты пока подпиши тут и вот тут.

Но в данном случае мы имеем дело с недостатком воспитания, компенсирующимся лишь, увы, жизненным опытом. Но тут ключевое слово – «жизненный».

Потому что история эта случилась в начале нулевых, и мальчик из хорошей семьи уже лет семь (а то и десять), как вышел на свободу, под оркестровый марш. А может и раньше, по УДО, или вовсе под амнистию попал. Уже, наверное, обжениться успел, детишек наплодить. И мать родная смотрит на него, не нарадуется: ну до чего сын у ней замечательный! Живой, здоровый, полный рот золотых зубов, руки в красивых картинках, из хлеба поделки лепит, как Господь Бог человека! Главное – живой, здоровый. Ну, кашляет немного, потому что пристрастился к дешёвым сигаретам без фильтра – но это же лечат сейчас! Главное же – живой, тёпленький.

А другой юноша уже продолжительное время имеет температуру, странно совпадающую с температурой окружающей среды, в которую его закопали. И детишек он не наплодит уже. И мамка его по шершавой щеке не погладит.

А потому что не надо нападать на мирного человека со спины и топтать его ногами. И даже шухерить при этом не надо. А то возьмёт он вдруг, да убьёт тебя, подлеца – и будет прав.

Законы-то конечно дурацкие, но они не обязывают граждан быть дураками. Даже потерянное поколение, ёпта.

Выйдет, выйдет ёжик из тумана...

Очень меня умиляют ценители качественных, ниибаццо фирменных ножей для повседневного ношения. Ну, все эти спайдерки, хаттори и прочая мимимишность. Иной раз хвастается пассажир – и невольно хочется вместе с ним стечь под плинтус, от трепета. Что, неужели самая что ни на есть сталь аус, мать её, восемь? Ну, охуеть. И серрейтерная заточка? Ну вообще пиздец. Только один вопрос остаётся: тебя жаба не придушит всю эту благодать скидывать после первого же целевого использования?

И вот тут начинаются бурления. Почему-то большинству ножедрочеров в голову не приходит, что если ни дай Бог придётся задействовать свою фирменную, облизанную со всех сторон, вещицу для самозащиты – от неё придётся срочно избавляться. А если ножу суждено пасть на дно угрюмого водоёма – то не один ли хер, из какой стали он изготовлен?

Каждый раз приходится вдалбливать одно и то же.

Вот нападает на тебя по синему делу районный дебошир Опездол Гандоныч Упоротый, которому сутки, прожитые без кровавого скандала, поперёк горла встанут. Попёр он на тебя с розочкой, изготовленной только что путём удара о скамейку из обычной стеклянной бутылки объёмом 0,7 литра. А ты такой – кий-яа! – выхватываешь свою спайдерку и режешь ею Опездола Гандоныча прям через всё лицо, как Зорро. Отлично.

Дальше происходит следующее: Опездол Гандоныч орёт дурниной на весь квартал, потому что когда людей режут по живому без наркоза – это, говорят, очень больно. И прибегает к нему наряд полиции, который, как это с нарядами полиции бывает, только что балду гонял в соседнем переулке, где ветра нет и покурить можно. И этот наряд через две минуты цепляет тебя, потому что вот он тут, окровавленный Опездол Гандоныч с утратившим симметрию лицом, и вот он ты, голубь, с окровавленным ножом охуительного качества. И всё сходится.

А потом гражданин дознаватель – симпатичный такой мужичок, не говно вроде бы – начинает задавать тебе удивительные вопросы.

- Зачем вы, молодой человек, нанесли ножевые ранения нигде не работающему Упоротому О. Г., 1978 года рождения?

Ты говоришь:

- Так он напал на меня! Я ж защищался!

- Мы это безобразие так не оставим! – сурово обещает дяденька милиционер. – Если он на вас напал, то ответит по всей строгости закона. Но вы объясните – нож, нож-то, у вас как в руке оказался?

- Так я ведь защищался, понимаете? Самозащита! Имею право!

- Да понимаю, понимаю, - ласково улыбается вам дознаватель. – Я понять не могу, с какой целью вы с собой нож носили.

Вы объясняете: так для самозащиты же! А он вам говорит совсем уж странное:

- Так вы, значит, знали, что гражданин Упоротый на вас совершит нападение? Откуда? Вы же только что показали, что видели его впервые. Неувязочка у вас, гражданин подследственный…

[Но это только начало]

И ты испытываешь очень неприятное подозрение, что гражданин дознаватель – дебил, не понимающий самых простых вещей. Он кругами задаёт тебе одни и те же вопросы, сводящиеся к тому, что нож ты с собой носил именно для нападения на живых шевелящихся людей, хоть бы даже и алкоголиков. Хуже того – по всему выходит, что гражданин дознаватель лепит тебе все повисшие в отчётности трагедии с использованием режущего оружия, случившиеся на вверенном ему участке за последние шесть месяцев.

Но самое печальное – то, что и товарищ прокурор (которому ты, конечно же, жалуешься по поводу оказываемого на тебя следствием давления) тоже приходит к сходным выводам. А потому что товарищ прокурор тоже человек, у него тоже выполнение плана, у него тоже нераскрытых глухарей с поножовщиной – полна жопа огурцов. А тут возникаешь ты, душа-человек, Пиздюков Дурак Ебланыч, собственной персоной, толстый, румяный, да с офигенским фирменным ножиком. И не просто с ножиком, а с прилагающейся к оному справкой о нанесении телесных повреждений средней степени нигде не работающему гражданину Упоротому О. Г., распечатанной в двух экземплярах на самом настоящем принтере. Ну не подарок ли?

Да грош цена будет товарищу прокурору, если он не сможет обстряпать экспертное заключение, согласно которому ты людей начал резать не позже 1888 года, под именем Джека Потрошителя. И почтенный профессор с козлиной бородкой тебе такой диагноз впишет, что твоя мама преждевременно поседеет, осознав, какого монстра родила в отдаленном прошлом на ужас человечеству.

Ты, конечно, не дурак (как сам думаешь) всю эту хурму брать на себя. Но потом ласковый следователь скажет:

- Ну ты соображай резче, парень! Сам подумай – упрёшься в жёсткое отрицалово, тебе всю катушку размотают, это как пить дать. Железно. Проверенно. Чем глубже ты рога в землю – тем судья злее, не сомневайся. Ты, давай, вот что. Ты подпиши чистосердечное признание, и мы тебя по дурочке проведём. Ну, год-полтора в закрытом медучреждении отпотеешь – но это ведь год-полтора, и не на зоне! Тёплая палата, интересные соседи, здоровое меню, медсестра с сиськами четвёртого размера – на зоне-то ничего этого нет. А потом, через год-полтора, мы тебе комиссию оформим, с заключением о возможности социализации. Выйдешь по-тихому, никто и не вспомнит! Ты давай, включай чутьё, время идёт.

И ты включаешь чутьё и думаешь: ну, блин, в самом деле, год-полтора. Это же не пятнаха, которая ломится, правильно? А чё, год-полтора, да? Тем более – сам же накосячил, подставился, да? Уж попал, так год-полтора в психушке посижу, чего там… Апелляцию, опять же, можно подать будет, может и не год-полтора, а вообще меньше… Правильно ведь?

И попадаешь ты в итоге на золотой червонец в такие закрома, где нет ни серрейтеров, ни стали AUS-8, ни замков типа «лайнер», а присутствуют всё больше штыри, перья, да заточки. А за слово «спайдерко» могут и вовсе алюминиевой ложкой сердце вырезать.

Если кому кажется, что всё это – циничный стёб, так вы не в курсе, кто, в основном, составляет современный контингент исправительных учреждений стран СНГ. Это не рецидивисты-убийцы-насильники. Нет. Зоны под завязку забиты идиотами, которым не хватило извилин дистанцироваться от карающей длани правосудия. Через одного: то по пьяне оппонента порезал, то, наоборот, не дал себя вскрыть. А потом стоит такой, чужие кишки на руку намотаны, от локтя до запястья, и рассказывает ласковому следаку про самооборону. «Это же не превышение, ведь их было трое, и все ужасные негры с ассегаями, я просто вынужден был защищаться! Вы обязательно укажите это в протоколе!».

Если есть вещдок, в пакетике с бирочкой, который можно на суде предъявить – то на него повесят вообще всё, что имеет хоть какое-то отношение к теме, обсуждаемой на процессе. Особенно, если это такая исключительной полезности вещь, как фирменный ножичек особого качества.

Торжественное заявление в связи с подзаебало

За первые 12 лет своей жизни я как-то не задумывался о том, что меня кто-то может хотеть зарезать. И не потому, что я как Будда Гаутама рос в тропической оранжерее. У нас во дворе, например, обитал молодой человек по прозвищу Дундук, про которого говорили, что он контужен душманами на Афганской войне. Однако на самом деле Дундук был контужен в момент его зачатия и к войнам не имел никакого отношения. По крайней мере до тех пор, пока кто-либо не называл его Дундуком. Тогда Дундук начинал иметь отношение ко всем войнам сразу, потому что в него вселялся бог войны Вицлипуцли. Дундук хватал кирпич и с тоскливым воем убегал за горизонт по следам неосторожного собеседника.

Так что я вполне представлял, что меня, скажем, могут до смерти забить кирпичом. И даже знал – кто. Но вот перспектива быть зарезанным как-то не возникала.

Но именно о ней напоминают мне самые разные люди последние 22 года.

Тема «Ведь пора же ехать же отсюда, пока нас же не зарезали же» появилась осенью 1991 года и окрепла после декабря. Не могу сказать, что она была тотальной, но постоянно возникал какой-нибудь персонаж, который знал точную дату начала погромов от информированных людей, близких к первоисточникам, вхожим непосредственно в нужные круги.

Году в 1993 к моему папе пришло местное казачество и, хмуро крякнув, сообщило о том, что настала пора вскрыть вверенный ему по службе арсенал: «Потому что это, Харитоныч, нас ведь скоро начнут резать». Они дули на чай и уныло взывали к казачьим корням моего папы, отказываясь верить, что он выходец из сугубо крестьянского сословия.

Из года в год народ уезжал, утекал, а иногда, в самом деле – даже валил самым натуральным образом. По разным причинам, я их даже перечислять не возьмусь. Отмечу только, что среди этих причин нет-нет, да и проскальзывало острое нежелание быть зарезанным. И так 22 года подряд.

Добила меня на днях близкая подруга: «А вы не думаете сваливать в Россию? Вдруг тут начнётся?» - и глазки у неё стыдливо бегали, потому что тема-то щепетильная, как же. Хи-хи-хи, как неловко...

Я не стал её баловать и не буду баловать остальных, если кому вдруг станет интересно. Ответ на этот ниибаца острый вопрос размещаю тут, выделив полужирным шрифтом.

Если в Казахстане начнут резать русских, это будет означать, что в России уже наступил полный и безоговорочный пиздец.

Я предпочитаю встречать пиздец в той местности, с ландшафтом которой более или менее знаком – и хотя бы в общих чертах соображаю, из-за какой кочки в какую сторону удобнее отстреливаться.

По-моему, за последние 22 года в мире произошло столько арифметически безупречных событий, что сложить два и два насчёт «пора валить» теперь обязан даже Дундук.

Шесть пунктов по поводу жопы

Вот тут molonlabe устроил опрос, о чём ему написать следующий пост – и, судя по всему, это будет рецепт спасения страны. Подрезает, честное слово. Став на днях отцом десятилетнего человека – то есть, почти официально перейдя в разряд старпёров, - я остро задумался о том же самом: как спасать страну. Я и раньше об этом нет-нет, да размышлял, но тут вдруг осознал структуру проблемы с предельной ясностью. Сейчас я попробую своими выводами поделиться, а потом сравню их с рекомендациями хардингуша, наблюдающего ту же проблему с иного ракурса, нежели я. Мне это интересно.

Итак.

1. Жопа в стране (а жопа в РФ лишь незначительно и субъективно отличается от жопы в РК) обусловлена таким элементарным явлением, как неспособность государства выполнять свои обязательства перед гражданами. Законы принимаются, программы госразвития утверждаются – но работает всё это хуй на пополам.

2. Государство неспособно выполнять свои обязательства перед гражданами потому, что во властных структурах и административных органах царят коррупция, кумовство и клановая порука. Случаи привлечения официальных лиц к ответственности за необеспечение государственных гарантий являются, как правило, следствиями всё тех же коррупции и клановости. Да, да, да, «ебала жаба гадюку» - оно самое.

3. Культивирование коррупции возможно исключительно потому, что государство неспособно отслеживать и пресекать коррупционную деятельность, равно как не способно карать за неё и эффективно ликвидировать её последствия.

4. Беспомощность государства объясняется отсутствием адекватного репрессионного аппарата, подчинённого исключительно интересам страны. Существующие органы госбезопасности, МВД и прочие силовики поражены теми же самыми недугами, что и все остальные ведомства, причем их ангажированность уже стала традиционной, укоренилась в самой системе.

5. Появление адекватного репрессионного аппарата невозможно в силу того, что фактически отсутствует необходимый человеческий ресурс, представленный гражданами, осознающими первичность государственных/общественных потребностей и вторичность собственной выгоды. Вот, скажем, у лучшего друга детей и физкультурников такой ресурс имелся – это был пролетариат, зубами выгрызший себе свободу и плевать хотевший на фамилии, титулы и национальности. А у Путина и Назарбаева такого непредвзятого ресурса нет.

6. У Путина и Назарбаева такого непредвзятого ресурса нет потому, что за двадцать лет рыночной экономики и либеральной демагогии выросло поколение, ментально разделённое на две почти одинаковые половины. Первая представлена полностью лишёнными воображения дегенератами, потолок мечтаний которых – новый спорткар и тёплое кресло под задницей. Вторая половина – прогрессивно мыслящие импотенты, способные только на никого и ни к чему не обязывающие рассуждения о том, как заебца жить в Амстердаме, и как хуёво – в этой стране. И из первых и из вторых пользу для государства можно выбить только пиздюлями, а это: а) ненормально, потому что гражданин сам должен сознавать свою пользу для страны; б) утопично, потому что пиздить некому (см. п. 4).

Собственно, всё. Вся проблема в том, что в основе воспитания современного гражданина стоит беспредметный трёп. И для того, чтобы сменить эту основу, надо всего-навсего проанализировать историю страны за последнюю тысячу лет и отметить в ней периоды подъема и расцвета. И проанализировать идеологическую составляющую тех периодов – и принять её, как должное, тупо на воспитательном уровне. В учебниках истории. В искусстве. Безотносительно персоналий, действовавших тогда-то и тогда-то. Безотносительно позднейших оценок тех периодов.

И вот только после этого, лет через 20, а то и через 25-30, государство сможет выполнять свои обязательства перед гражданами в силу внятности самих граждан. И в новых, больших, красивых и прекрасно оборудованных университетах сосредоточенные исследователи будут изучать нашу с вами нынешнюю жопу. И недоумевающее разводить руками.

Упражнение №273


Ребята, прочитайте рассказ и ответьте на вопросы по нему.

Даша и нездоровая ерунда

Третьеклассница Даша вернулась из школы и с возмущением сообщила папе, что её поколение – это поколение отмороженных дебилов. Дело было так.

После уроков Даша и её одноклассник Адиль стояли на крыльце школы, ожидая мамкиного конвоя, чтобы пойти по домам. В это время из школы вышел ещё один их одноклассник – девиант Альдияр, известный прежде всего тем, что зимой он кинул в своего товарища глыбу льда, и пока тот корчился на снегу от боли и недопонимания, отпинал его ногами. После чего был поставлен на учёт детским полицейским инспектором.

Девиант Альдияр стал не смешно и не остроумно дразнить Дашу и Адиля, однако межгендерными усилиями был изгнан с крыльца. Вскоре он вернулся, приведя в качестве подмоги безымянного, но брутального четвероклассника, поедающего мороженое. Этим мороженым соучастник дразнения попытался ткнуть в Дашу, но оно было выбито из его руки и упало на землю. Тогда безымянный четвероклассник, сквернословя, взял Дашу рукой за горло – наверное от огорчения. Он не знал, что все его огорчения только начинаются. Девочка провела левый кросс в плоскость лица брутального четвероклассника и расквасила ему нос. Ко всеобщему изумлению брутальный четвероклассник расплакался и убежал.

- А что бы ты сказала, если бы тебя стали ругать за то, что ты избила этого мальчика? – насупилась Дашина мама, услышав эту историю.

- Я бы сказала: «Все вопросы – к папе», - ответила Даша.

- Молодец! – похвалил папа. – Валькирия!

И на следующий день папа купил Даше три эскимо в шоколадной глазури.

А теперь, ребята, ответьте на вопросы:

1) Кто такие «отмороженные дебилы»?

2) Какова вероятность того, что мальчик, побитый девочкой младшего возраста, вырастет гомосексуалистом?

3) Не отработать ли Дашиному папе с Дашей пробивание паха коленом?

4) Была ли такая хуйня при Сталине?