Category: дети

В Москву, в Кремль, лично.

Торжественное обращение

к президенту Российской Федерации

Владимиру Владимировичу Путину

от меня

Уважаемый Владимир Владимирович. Настоятельно призываю вас прекратить травлю артиста самодеятельности Андрея Макаревича. Ваша пропаганда, Владимир Владимирович, утверждает, что Андрей Макаревич выступал на Донбассе перед карателями, а это не так. Люди, твердящие, что это так – долбоёбы, а Андрей Макаревич – как раз не долбоёб.

Судите сами, Владимир Владимирович. Разве мог бы долбоёб рубить бабло, не вылезая из телевизора, и при Брежневе, и при Андропове, и при Горбачёве, и при Ельцине, и при вас, Владимир Владимирович? Я не ябеда, однако сообщу, что в ваше отсутствие Андрей Макаревич тоже рубил бабло и не вылазил из телевизора.

…Кажется, я забыл Черненко. Ну да и хуй с ним.

Уважаемый Владимир Владимирович. Иисуса призываю в свидетели, что Андрей Макаревич – не долбоёб. Он кто угодно: приспособленец, лицемер, подлец, чванливое самовлюблённое хуйло (ла-ла-ла-ла-ла) – но никак не долбоёб. И поэтому на Донбассе он выступал не перед карателями, а перед детьми. Детьми-беженцами. Этот факт документально оформлен и юридически заверен. Вся травля Андрея Макаревича основывается на оспаривании этого факта.

Уважаемый Владимир Владимирович. Запретите эту глупость. Макаревич пел детям. Урезоньте свою пропаганду. Свободу Анжеле Дэвис. Освободите Вилли. Миру – мир.

П Р И Л О Ж Е Н И Е

— Граждане! — сказал Остап, открывая заседание. — Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания — она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи. Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем. Одни из вас служат и едят хлеб с маслом, другие занимаются отхожим промыслом и едят бутерброды с икрой. И те и другие спят в своих постелях и укрываются теплыми одеялами. Одни лишь маленькие дети, беспризорные, находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи. Мы, господа присяжные заседатели, должны им помочь. И мы, господа присяжные заседатели, им поможем.

Речь великого комбинатора вызвала среди слушателей различные чувства.

Полесов не понял своего нового друга — молодого гвардейца.

«Какие дети? — подумал он. — Почему дети?»

Ипполит Матвеевич даже и не старался ничего понять. Он уже давно махнул на все рукой и молча сидел, надувая щеки.

Елена Станиславовна пригорюнилась.

Никеша и Владя преданно глядели на голубую жилетку Остапа.

Владелец «Быстроупака» был чрезвычайно доволен.

«Красиво составлено, — решил он, — под таким соусом и деньги дать можно. В случае удачи — почет! Не вышло — мое дело шестнадцатое. Помогал детям, и дело с концом».

Чарушников обменялся значительным взглядом с Дядьевым и, отдавая должное конспиративной ловкости докладчика, продолжал катать по столу хлебные шарики.

Кислярский был на седьмом небе.

«Золотая голова», — думал он. Ему казалось, что он еще никогда так сильно не любил беспризорных детей, как в этот момент...

Капитан Очевидность произведён в генералы

Дети мои! В ответ на ваш обращённый ко мне немой вопрос: «Рэбе! Ну что же ты думаешь за московские митинги?!», - я, как и всякий мудрец библейских масштабов, имею рассказать притчу.

Эту притчу я вспоминаю каждый раз после общения с оппозиционерами, революционерами и низвергателями тоталитарных режимов. Теперь и вы заведите патефон на тихую романтическую музыку – и внемлите.

В одной Удивительной Тёплой Стране владычествовал Кровавый Диктатор. Народец он держал в чёрном теле, азбуке не учил, прививок и манту не ставил, периодически выпиливал прогрессивную молодёжь, а экономику отдал на разъёб бизнесменам из Соседней Могучей Державы, былинно просрав полимеры, и не только полимеры. То есть, был он, между нами говоря, изрядно пидороват. Но ничего кислого ему за это не ломилось, потому что Соседняя Могучая Держава имела со всех этих безобразий смачный цимес – и к обоюдному решпекту крышевала Кровавого Диктатора перед Мировой Обчественностью.

Но вот как-то раз восемь десятков добрых молодцев, бежавших из УТС, решили туда вернуться, дабы воевать Кровавого Диктатора со всей отвагой, присущей молодым глупым идеалистам. Руководили ими два брата-акробата и приблудный бусурманин – мало того, что интеллигент, так ещё и астматик. Сели добры молодцы на кораблик и поплыли на родину, свергать упыря-злодея. А навигаторов среди них было ровно столько же, сколько балерин, так что болтались они по волнам, поблёвывая от качки, несколько дольше задуманного, но в конце концов таки прибились к берегу и стали уже на него высаживаться.

Однако Кровавый Диктатор тоже не пальцем был деланный, и его псы-полканы встретили этот нелепый десант в неуютных мангровых зарослях, да из самострельных машин его и подрюкали. Оставшиеся в живых (хорошо если двадцать романтиков) под саркастический хохотъ Кровавого Диктатора урылись в горы кормить муравьёв и пиявок.

И вот они, ободранные, отмудоханные, нихуя не похожие на Божену Рынску, шныряли по тем горам, злые и весёлые, так дальше и имея в виду свержение Кровавого Диктатора. А с окрестных деревень-мухосранок ходили крестьяне смотреть на их бородатые ёбла – да с ними и оставались. И через три года псы-полканы Кровавого Диктатора приняли за щеку не два десятка, а десять тысяч хуйцов, а сам он не выхватил эпических пиздюлей только потому, что вовремя слился за море-океян. И Соседняя Могучая Держава ничем не смогла ему помочь, потому что сама мальца прихуела от таких раскладов. И саркастический хохотъ звучал уже с другой стороны баррикад.

И вот, дети мои, какова мораль сей притчи:
Толпы хомячков могут создать в этих ваших интернетах видимость того, что народ негодуэ. Но если народ действительно негодуэ, то он пойдёт за двадцатью весёлыми и злыми оборванцами, готовыми отдать жизнь за гипотетическое счастье этого самого народа, как бы наивно ни выглядела эта их готовность.

А нынешний площадный хипешь хомячков под управлением гламурных блядей свидетельствует лишь о страстном желании хомячков эволюционировать в ёбаных баранов. Ибо если ты не шлимазл, а Угнетаемый Шопиздец Народ – иди в горы, корми муравьёв и пиявок, и через пару-тройку лет будет тебе полный виват и виктория. А нет – так нет, соси хуй.

Для оппозиционеров, революционеров и низвергателей тоталитарных режимов, дети мои, самое обидное в этой притче то, что она описывает персонажи и события, в действительности имевшие место.

Collapse )
Если серьъёзна

Здесь враг не пройдёт, здесь друг охуеет

В феврале года эдак 1989-го в нашей школе замутили военно-патриотическую игру «Зарница». Потому что советские дети должны были уметь защитить себя и Родину от той галимой пурги, которую готовил нам Рейган – «вор, ковбой и педорас». Напомню, если кто уже забыл: февраль. Целинные степи. И «Зарница».

У меня был ниибический автомат – муляж АК-47, с пьяных глаз неотличимый от настоящего. Эту Вещь нам с братом подарил легендарный военрук Инсаф Шарафеич Гареев, когда-то служивший вместе с нашим отцом. Нас обоих Шарафеич называл «Славка», но брата уважал больше, потому что тот на спор выиграл чемпиона-старшеклассника в стрельбе из мелкашки, а я из пневматического пистолета попал себе в переносицу.

Короче, у меня был реальный ствол. И реальные звездочки на картонных погонах (я как-то сразу произвел себя в капитаны). А мама сшила мне из простыни почти реальный маскхалат. Несколько напрягал только один нюанс. Родившая меня женщина пустила на маскхалат старую простынь, которую советский дизайнер в порыве невиданного вдохновения решил украсить по центру незамысловатым, прямо скажем, узором – синей полосой. Так что мой маскхалат должен был наводить на врага определенную оторопь. Я, конечно, просил родительницу ограничиться классикой, и пошить маскхалат тупо белый, но ее материнская любовь заканчивалась там, где начинались новые простыни, пододеяльники и наволочки. Униженный, но не сломленный отправился я поутру в бой.

Почти сразу выяснились четыре вещи.

Во-первых, бушевал буран.
Во-вторых, маскхалата не было больше ни у кого, даже полосатого.
В-третьих, у меня была самая мазёвая пушка среди всего пионерского сброда.
В-четвёртых, Collapse )
Если па чиснаку

Олд мэн анд зэ сеа

Докладаю.

Ром "Old Pascas". Страна происхождения - Барбадос. Крепость - 37,5 градусов. Назначение: наебать белого человека.
Употреблять в чистом виде ведущие дегустаторы Северного полушария (я) не рекомендуют. Вкус гаденький, но, к счастью, не сильно выраженный. Тако ж - послевкусие.

Последствия: незначительны. Вштыривает слабо, супротив соплей не способствует.

Метод решения проблемы: сей мазут перевел в грог путём разбавления один к одному горячим вишнёвым соком. После маялся изжогой и вспучиванием.

Резюме: мало того, что дрянь, так ещё и пользы от неё никакой. Оставим барбадосский ром "Old Pascas" негритянским детям и Леониду Агутину.

Это:


Всё. Пойду читать Гамсуна в подлиннике.