Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Тварь я дрожащая, или плавать умею?

Давным-давно, ещё в раннем плейстоцене, одна моя сокурсница съездила на некий семинар в город Тюмень и привезла оттуда на радость всем образчик местной периодической печати. Он удивлял многими своими гранями, но более всего поражал воображение разворот, отданный под письма из учреждений трудового перевоспитания оступившихся граждан.

Просто поразительно, сколь трогателен и наивен может быть человек, при помощи ножовки-циммерманки расчленивший тела двух инкассаторов, чтобы скрыть следы ограбления! Как, оказывается, способна взволновать его, помещённого в тесный и беспокойный коллектив таких же необычных мужчин, проблема одиночества среди дам среднего возраста!

Самая лиричная эпистоль была посвящена красотам той местности, где волею суда оказался корреспондент. Причём особенно автора потрясали доступные его взгляду пейзажи в зимний период. Тургеневской мощи описание он заканчивал фразой, которую мой мозг пронесёт через годы, старческое слабоумие и прогрессирующий склероз:

«Хочется упасть лицом в снег и заплакать от холода и красоты!».

Да. Именно они. Именно холод и красота. Лишь алхимический брак двух этих обстоятельств способен даже самую разложившуюся личность обратить в состояние созерцательной романтичности и поэтической задумчивости.

Прежде мне доводилось наблюдать со стороны, как группа молодёжи пубертатного возраста дразнит дяденек-физкультурников, купающихся в открытых водоёмах при критической температуре воздуха. И мне было интересно: отчего эти мускулистые мужчины парою обидных замечаний не выдернут юных хамов на берег, чтобы легонько отмудохать их в педагогических целях? После того, как я впервые сам оказался в подобной ситуации, мне понятно: школоло не имеет значения. Потому что холод и красота.

Купание 1 октября – это пока личный рекорд. Крещенская иордань не в счёт. Ну, положим, купался я и в конце октября, но это было в Индии. Со всей ответственностью берусь утверждать, что акватория Аравийского моря имеет ряд кардинальных отличий от реки, относящейся к бассейну Северного Ледовитого океана. Прежде всего – там совсем не так холодно и решительно по-другому красиво. Даже не знаю, куда там падать лицом и от чего плакать.

Cнимал на ласту.

Боевой уход за скальпом

Мои друзья – шовинисты и гомофобы – избегают физических упражнений по понедельникам. Пепел уик-энда бьется в их ливере в этот день, особенно – с восьми до десяти утра. Поэтому после душевой спросить расчёски не у кого.

Говоря по правде, шовинисты и гомофобы редко бывают оснащены расчёсками, так уж вышло. Этому контингенту как правило нечего расчёсывать выше плеч. А прочий контингент обжитого нами с шовинистами и гомофобами храма здоровья составляют оперативные работники силовых ведомств, которые бреются под ноль из соображений конспирации – чтобы легко можно было менять парики и внедряться, внедряться, внедряться до исступления.

А между тем, мне с некоторых пор необходима расчёска.

Примерно раз в полгода я эпатажно обрастаю. Никакого замысла в этом нет, просто в подсознании моём теплится ещё юношеская надежда на то, что с возрастом у меня появятся светлые локоны, как у певца Дмитрия Маликова, и глаза станут голубыми и одинакового размера, а лоб – светлым и высоким, с чуть заметной складкою, говорящей о томном романтическом страдании. И уж тогда-то я буду нравиться девушкам не за феноменальный ум, а тупо потому, что няша и мимимишечка.

Чорт его знает, где в мои расчёты вкралась неточность, только взрослея и волосатея я начинаю больше походить не на певца Дмитрия Маликова, а на мандрила – причём мандрила, полностью покрытого складками, говорящими о страданиях, ни одно из которых, впрочем, нельзя назвать томным и романтическим. Спохватываясь, я либо стригусь под фанатика-исламиста, либо расчесываюсь.

Передвигаться с всклокоченной головой по храму здоровья, наводнённому оперативными работниками силовых ведомств – не самый уместный способ начать трудовую неделю. Эдак можно и вовсе не дойти до цирюльни.

В общем, другой старик бы точно окаменел от страха, и кончилась бы песня про другого старика – но девушки не зря любят меня за феноменальный ум, компенсирующий полное отсутствие разума.

[Во]


Рекомендую. Укладывает волосы гораздо лучше профильного инструмента.

… На проходной спорткомплекса меня ждал посыльный – в бобровой шапке с плюмажем и в сиреневой ливрее, расшитой галуном золотистым, как стафилококк. Передал мне опечатанное сургучом приглашение стать мэром Челябинска.

Полон раздумий.

Не уверен в челябинцах – потянут ли?

Экватор грешных душ

Сходили с Кукурузом сегодня на пляж.

Отличная погода. Небо бирюзовое, солнце, как сверхновая, вода – кипяток, градусов на 30 теплее воздуха (а такого, по-моему, даже в Дубаях не случается). Иней – на всём: на хвойных, на лиственных, на млекопитающих.

Рядом с купелью оборудованы две юрты для переодевания. Православные мракобесы находят в этом антураже своеобразную иронию и посмеиваются. Им вторят мусульманские мракобесы, коих примерно треть от общего числа купальщиков. Смеются и зрители, укутанные в пуховики и во всё тот же иней. Суровы и неприветливы лишь мужчины из МЧС, расставленные по периметру иордани. Они снабжены оранжевыми куртками (на тот случай, если потеряются, наверное) и вдобавок оборудованы баграми. Этими баграми они, не переставая, долбят лёд, который меланхолично, ежесекундно сковывает воду в проруби. Нет, мужчины из МЧС не любят мракобесов.

Судя по разговорам в мужской юрте, многие из пришедших за Благодатью пришли за ней уже второй раз в эти сутки. Они живо делятся соображениями о том, что ночью было потеплее, но зато народу было – не протолкнуться, буквально спихивали друг друга в самую Благодать. Мы-то с Кукурузом попали в период затишья – где-то в половине двенадцатого, когда ночные клерикалы уже отогревались, а дневные ещё только паковали шлёпанцы. Однако когда мы уходили, в юрте уже наступала теснота.

Кукуруз дивом подивился на мои лапландские носки по колено. Я же выяснил про туалет Кукуруза такую пикантную деталь, как отсутствие кальсон и обозвал папуасием. Сейчас вот жду его со своим крестником на брутальную мужскую посиделку. Запекаю в облепихе конину, как это принято у нас, православных.

С Крещением всех!

Плоть победившего духа


[Матершинный эпиграф]
По воле ль рока так случилось,

Иль это нрав у нас таков?
Зачем троим, скажи на милость,
Всего один комплект мозгов?

Но на судьбу не стоит дуться,
Там, у других, в дали – бог весть!
А здесь у нас бобры ебутся.

Вот это жесть! Вот это жесть!


Чем хороши дебилы – тем, что они иногда бывают спортивны.

Во вторник я ничего не почувствовал. Теперь-то я понимаю, что надорвал голеностоп во время растяжки. Но было рано, счебетали птицы, цвёл жасмин, и его я почувствовал, а потянутые связки не почувствовал. К вечеру заболела лодыжка. Я решил, что это я зря ногу отсидел, и в среду утром опять умчался за лишней порцией здоровья.

В среду растяжки у меня нет – по нечетным дням у меня просто кросс и макивара. Поэтому я ничего особенного не заподозрил. «Микровывих, блеать», - подумал йа и побежал дальше, оптимистичный опездол.

Нога утухла. (Знакомые с симптомами спорцмены в этом месте должны горько и скептически хмыкнуть.) Когда наступил четверг, я побежал снова. Но не добежал. А дошёл. И дошёл назад, что характерно. К вечеру всё окончательно встало на свои места. Это был никакой не микровывих.

А в пятницу на своё место попытался встать йа. И мне это в конце концов удалось сделать при помощи альпенштока. Так я и импозантничал весь день. В автобусе мне попыталась уступить место какая-то барышня. В её представлении всякий снабженный альпенштоком бородач – либо старик, либо неизлечимо болен. В свою очередь коллеги по работе сделали всё, чтобы я как можно подробнее осознал смысл выражения «закатные годы жизни».

В субботу мы с друзьями-гомофобами пошли в баню. Каждый из этих искромётных людей хотя бы раз попытался выбить из-под меня альпеншток, чтобы посмотреть, как забавно я умею падать в пыль. Больших оригиналов в нашем городе не рожают, конечно же.

Некоторое исключение составлял, пожалуй, лишь феерический блогер gislyya, который просто попробовал опираться на меня, как на костыль. Дело в том, что на днях он вывихнул палец на ноге своего организма (злые люди говорят, впрочем, что у него растёт шпора). Так что он тоже хромал. Мы с ним, как самые тихоходы, устремились сразу в банный нумер, а прочие друзья-гомофобы были отчислены за пивом.

Нумер был добротный: с камином, деревянными лавками, лосиными рогами на одной стене и каким-то орнитологическим недоразумением на другой. Парная уже была протоплена, а в другом месте помещения обнаружилась дверь во внезапную спальню.


Collapse )

А воооот они условия! А воооот она, среда!

А у нас тут буран, чорт! Наилюбимейшая моя зимняя погода. Не отказал себе в удовольствии пересечь пересечённую местность, с наклоном в 45 градусов, вдыхая через нос и выдыхая через бороду. И следы, что характерно, заметает сей секунд, привет оккупантам.

В юности моей по поводу бурана я имел несколько пунктов. В частности: что смотреть на буран в окно и даже ходить в буран по улице – это одно, а принимать в нём участие на пересечённой местности – это совсем другие ощущения.

Однажды в юности моей мы с Кукурузом увидели в окно буран и пошли в нём по улице в пересечённую местность, чтобы подраться на вёслах. То есть, это были выструганные из сосновых досок как бы фехтовальные инструменты, но больше всего они напоминали вёсла для байдарок.

И вот Кукуруз упереебал мне этим веслом по ноге. И я упал в сугроб, и, как показало вскрытие, разошёлся у меня коленный сустав, и до сих пор выпадает, кстати. А тогда я этого не знал, а просто лежал в сугробе, заметаемый бураном, и плакал от счастья. А Кукуруз стоял рядом, опираясь на весло, и хохотал, как Вельзевул.

По-моему, это было лучшее использование бурана в истории человечества.