Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

А внутре у неё неонка

Несколько месяцев назад я почти до конца досмотрел одну из серий фильма о Рюрике, снятого сатириком Михаилом Задорновым. Увиденное меня потрясло. Во время одного из перерывов на рекламу я нашёл в себе силы выключить телевизор и потом долго ещё моргал в пустой экран, пытаясь собраться мыслями. Тогда мне это сделать не удалось. Я не очень быстр умом и более или менее адекватно способен воспринимать только незамысловатые тексты - или не сильно перегруженные деталями картинки. А мельтешение кадров – на экране телевизора ли, кинотеатра ли – меня угнетает и сбивает с толку. Поэтому в тот раз я, конечно, ощутил, что сатирик Михаил Задорнов как-то хитро вытер лапти о мою тонкую душевную организацию, но внятно сформулировать свои переживания не смог.

А недавно я наткнулся на сатирика Михаила Задорнова в соцсетях – и уж там-то поковырялся в его деятельности основательно и продуктивно. И раскрыл его секрет. Сейчас я поделюсь этой тайной со всем миром.

Дело в том, что с изысканиями сатирика Михаила Задорнова невозможно спорить. Потому что их информационный посыл по ценности своей близок к мультикам, возникающим в голове у человека, лизнувшего ЛСД.

Ведь невозможно подобрать аргументы, опровергающие заявление типа «Вельветовый банан болен гвоздями пополам с четвергом». Каждое слово этой сенсационной идеи провоцирует вопросы, которые немедленно обрастают ещё более странными сентенциями. Ну, например, что такое вельветовый банан? Михаил Задорнов незамедлительно ответит вам, что вельветовый банан – это рецессия бубенцов. Как он может болеть гвоздями? – спросит по инерции наивный собеседник. Михаил Задорнов лукаво улыбнется и сообщит, что вельветовый банан болеет гвоздями потому, что бездонный столб коричнево ждёт – это же так просто. Наконец, пополам с четвергом объясняется кислой зернистостью.

Самое удивительное, что всё это не бред.

Collapse )

Карл у ярла угнал драккары

К чему равнодушен, так это к сериалам. А, ещё к компьютерным играм. По-моему, это такие забавы, которые два-три дня могут увлекать своей оригинальностью, а потом – ну какая ж это оригинальность-то, через два-три дня?

Но вот заставил себя начать смотреть сериал «Викинги». Наверное, по той же причине, по какой старый, пенсионного возраста ебака, сидя в парке на скамейке и щурясь на солнышко, прислушивается к тому, как робеющий за кустом подросток разводит свою подругу на потрогать сиси. Какое-то такое бесцельное любопытство, в общем.

Короче говоря, посмотрел несколько серий и бросил. Бесцельное любопытство утолено полностью. Всё понятно, спасибо, можете идти.

В случае с данным сериалом, мы, конечно же, имеем дело с одной из разновидностей проклятия «Тема викингов в кинематографе». Это проклятие обожаемо всякими там реконструкторами-ранятниками, людьми до зевоты занудливыми. Они любят придираться к «историчности», что нелепо само по себе. Я этим отстрадал в детстве и теперь наблюдаю такие срывания покровов с умилением.

- Фууу, - морщит попу критик, - смотрите-смотрите – у этого чувака пряжка ремня в Усебергском стиле, а охвостье – в Боре! Так не могло быыыыть!

- Гобулятина, - обличает другой, - на нём же шлем из Саттон-Ху, но без личины! Нипрааавда, буэ-буэ!

А самая ебланская придирка: «Викинги не носили меховых трусов». Дружище. Если в фильме про викингов викинги облачены в меховые трусы, то ты со своими Боре и Саттон-Ху идёшь на хуй кувырками, неужели не ясно? Сына ещё Стеблином-Каменским назови, мямля.

Фильмы про викингов снимаются не для кучки специалистов (которые, между прочим, сами до сих пор не могут разобраться: использовали ли древние скандинавы в качестве поддоспешника надувной матрац, ха-ха) а для простого обывателя. Который про викингов знает ровно три вещи. 1) Они были бородаты; 2) асоциальны; 3) жили вроде в Скандинавии…

[Her er kaker med kattunger]

В данном сериале, кстати, удивительный подход к локациям. Например, вполне конкретно указываются такие географические прыщи как Нортумбрия и даже прости-господи Линдисфарн. Но как только действие переносится на родину бородатых асоциалов, внизу экрана появляется гордое «Скандинавия». Это как в голливудских фильмах про шпионов: рано или поздно появляется кадр «Где-то в России». Причём этим «где-то» всегда оказывается город Надым в январе месяце.

… Да, так вот. Именно в соответствии с этим нехитрым шаблоном киношные викинги всегда бородаты, асоциальны и живут в опять-таки шаблонной Скандинавии – то есть, на берегу фьорда, окруженного живописными возвышенностями. Я не знаю, за каким йенгом главным героям сериала «Викинги» его авторы сделали датского конунга Рагнара Лодброка, но точно знаю, почему его вселили именно в такой пейзаж: да потому что ландшафты родной ему Дании любому наблюдателю очень скоро начинают внушать мысль съебаться оттуда куда-нибудь в более пересечённую местность. Это я как очевидец утверждаю. Снимать брутальное кино в декорациях Ютландии – значит харкать в зрителя с издевательским хихиканьем. А норвежские фьорды всегда мимими.

Собственно по деталям и реалиям у меня претензия только одна: почему в Голливуде перестали контролировать качество кокаина? Периодически по ходу действия проступают контуры феерии, должной поразить воображение зрителя – но очень быстро они блекнут до натужной бредятины. То есть, вот авторы сериала всосали по две ноздри, заказали шлюх и начали придумывать Ну-Нихуя-Себе-Сцену – но вдруг тыцк! – и попустило. Кокс был щедро разбодяжен зубным порошком. И начинанья взнёсшиеся мощно, свернули в сторону свой ход, теряя имя действия, как сказал бы один принц – кстати, датский…

Сценаристам «Викингов» следовало брать пример со своих коллег по фильму «Беовульф» (с Кристофером Ламбертом в главной роли). Вот тех тащило и пёрло так, что не придерёшься! Не фильм получился, а посвящение колумбийским картелям. Его энергетика была столь заразительна, что в одном из российских вариантов дубляжа умудрились перевести даже название этого полотна: «Био-волк». Я не шучу сейчас. Можно только догадываться, как должно было штырить авторов кинокартины «Беовульф», чтобы «где-то в России» переводчик, изучавший, наверное, английский язык в каком-нибудь профильном вузе, и хотя бы в общих чертах ознакомленный с древнеанглийской литературой, интерпретировал бы имя собственное «Беовульф» как «Био-волк», ёбаный же ты три раза стыд.

Но это тоже придирки к деталям, чего там.

… В общем, есть сериал про усреднённых древних скандинавов и рассматривать его с точки зрения какой-либо достоверности бессмысленно. Усреднённые древние скандинавы там одеты в штаны, более или менее похожие на штаны, а не в меховые труселя? – Ну и хорошо… Не носят круглосуточно кольчуги и сверкающие панцири на голое тело? – Да вообще отлично! Не используют в качестве головных уборов рогатые шлемы? – Мечтать о большем – только Бога гневить!

Удручает сюжетная составляющая полотна. Вот в чём беда-то. Общая беда большинства фильмов про древних скандинавов, к месту и не к месту называемых викингами. Сценаристы почему-то натужно выдумывают трэш, угар и содомию, не обращая внимания на то, что история Древней Скандинавии – это, вообще-то, история трэша, угара и содомии. Вот какая, к примеру, интрига в сериале «Викинги», м? Такая, резюмирую: в конце VIII века нашей эры (дата была указана в первой же сцене эпопеи) скандинавы всё ещё сомневаются – существуют ли чуть западнее от них Британские острова? И вот викинг Рагнар Лодброк решается проверить эту, до разрыва яиц смелую, гипотезу. Параллельно брат Рагнара вожделеет его жену, но трахает вдову ярла, умерщвлённого Рагнаром. Интрига, хуле. Этот сюжет-ублюдок – всё, что смогла родить целая команда сценаристов и режиссёров.

В рот тебе ноги, буржуйский креатифщик. Да возьми ж ты любой первоисточник, любую блеать сагу, любую мать её песнь, ткни своим кривеньким пальцем, растущим прямо из жопы минуя локти, в первый попавшийся эпизод – и хоть закреатиффься, маленький ты бездарный ебанашечка. Что ж ты тужишься и кряхтишь, беспокоишь сонных соседей своих, изобретая хуёвых героев, вялый экшн и неубедительные козни? В самой незамысловатой саге присутствуют такие козни блеать, что если адвокат Генри Резник попробует в них разрулить, то уже очень скоро превратится в гугукающего идиотика с леденцовым петушком в обслюнявленной ладошке.

Если же человек прочитал «Круг земной» и не сошёл с ума, то у него в принципе не может возникать вопросов по поводу того, что можно рассказать о древних скандинавах широкой общественности. Не важно, какими изобразительными средствами, в каких жанрах, посредством какого искусства.

Там, в сагах, песнях и прочих речах, есть всё: характеры, интриги, хитросплетения и пиздострадания. Кровь, кишки, распидорасило – в любых количествах. Какие угодно ландшафты. Политическая коньюктура. Там всегда есть отдельная История, которую стоит помнить просто потому, что выдумать такую же – нельзя.

Про конунга Хрёрека

Хрёрек, сын Дага, был вполне себе конунгом и вполне себе инглингом, и в тандеме с братом Хрингом правил землёй под названием Хейдмёрк. Чтобы представить, где находился этот самый Хейдмёрк, нужно отмерить примерно треть расстояния от нынешнего Осло до Тронхейма – на восточном берегу озера Мьёса и находился этот медвежий угол, крошечная территория, которую с натяжкой можно назвать королевством.

От Хринга и прочих коллег и родственников Хрёрек отличался удивительной рациональностью мышления. В частности, когда эта гоп-компания решила выступить против датского оккупанта Свейна, он единственный заметил, что тот, кого изберут предводителем восстания, в итоге натянет на кукан всех своих сподвижников. Предводителем избрали конунга Олава Толстого, он же «Второй», он же «Харальдсон», он же «Святой».

Когда предположение Конунга Очевидности начало стремительно сбываться и легитимизированный самодержец начал устанавливать на местах прогрессивные феодальные отношения (натягивать на кукан бывших сподвижников), гоп-компания собралась снова, дабы обсудить нюансы нового бунта.

И в этот раз Хрёрек единственный проявил адекватность, указав собеседникам, что войско, управляемое одним руководителем, гораздо эффективнее такого же количества людей, которыми командует кучка родовитых балаболов. Естественно, его и в этот раз никто не послушал.

Однажды ночью озеро Мьёса переплыли лодки конунга Олава и все заговорщики были взяты тёпленькими прямо в кроватках.

Одному из болтунов Олав приказал вырезать язык, прочих выгнал из Норвегии.

Хрёреку выкололи глаза и назначили пансион.

Здравомыслие сыграло с ним злую шутку. Он лишился всего: своей земли, своей семьи, свободы – но не жизни. Олав в полной мере оценил его умственные способности, однако оказался в странной ситуации. С одной стороны Хрёрек был единственным малым конунгом, выступившим против бунта, а с другой стороны – он являлся единственным, способным такой бунт организовать. Так что отныне обобранный и искалеченный Хрёрек восседал на почётном месте, рядом с Олавом, и содержался в отличном состоянии.

Слепой чудил. Ему полагался штат из двух слуг, а он бил холопов нещадно, пока те не сбегали. Нанимали новых, история повторялась. В конце концов слугой к Хрёреку приставили одного из его бывших людей, некоего Свейна. Его Хрёрек размазал морально. В ту эпоху понятие стыда было несколько иным, нежели сейчас, и по всем параметрам выходило, что Свейн не совершил ничего предосудительного, перейдя на службу к более удачливому конунгу – то есть к Олаву. Тем более, что тот отжал земли прежнего хозяина бескровно и с внушающим уважение изяществом. Однако Хрёрек прополоскал Свейна до состояния зомби и тот записался в бомбисты.

Бомбист из этого Свейна получился неважный. Во время акции по устранению Олава он промедлил и, как сказал бы нынешний уголовный элемент, «мурлом распрялся». Со Свейном пришлось расстаться.

После этого Олав конунг пришёл к несколько запоздалому выводу, что за Хрёреком лучше присматривать не одному, и не двум, а сразу нескольким, а лучше – многим людям одновременно. И слепого переселили в один из дружинных домов.

Он чудил и там.

Хрёреку Олав выписывал изрядные средства на культурное развитие и личностный рост – эти деньги Хрёрек беспардонно пропивал. Причём на правах инглинга он требовал, чтобы присутствующие употребляли вместе с ним. По этой причине половина дружинников избегала общества высокородного алкоголика, а другая половина укалдыривалась с ним до зелёных соплей.

Как-то ночью Хрёрек устремился из сотрясаемой храпом казармы вовне – по надобности, которую испытывают даже потомки Фрейра. С ним, согласно уставу, отправились двое конвоиров. Спустя какое-то время ещё один хирдман конунга также вышел в сортир и там поскользнулся в луже крови. Хрёрековых компаньонов по малой нужде обнаружили неподалёку, они были совсем мёртвые.

Срочно собранная следственная комиссия выяснила, что Хрёрек в компании верных ему людей отправился несколькими лодками на другой берег озера – с очевидною целью попартизанить. Погоня настигла карбонариев в тот момент, когда они уже сходили на сушу. Хрёрек, дабы не служить обузой, велел друзьям убираться в горы, а сам остался сидеть на корме. Он был очень доволен собой и, наверное, даже подмигнул бы Олаву, будь у него глаза.

Режим был ужесточён, передачи запрещены, на свиданки введён карантин. Олав взялся присматривать за слепым лично и бесперечь таскал его, язычника, в церковь. Там, во время одной из служб, Хрёрек нащупал конунга, похлопал по плечу (убеждаясь в отсутствии кольчуги), на всякий случай похвалил сукнецо, а потом достал нож и ткнул Олава в бок. Но попал в сукнецо.

Олав отпрыгнул.

- Ну что же ты, толстяк, бегаешь от слепого? – веселился Хрёрек, уродуя воздух лезвием.

После этого инцидента дружинники попросили у Олава разрешения убить Хрёрека каким-нибудь вычурным способом. Но он не мог им (и себе) такого позволить. Дело в том, что в натуре правителя тех времён до абсурда доводилась не только жестокость, но и благородство. Отпрыски короля в борьбе за трон выпускали друг другу кишки без какого бы то ни было стеснения, однако в данном случае торжествовали гуманистические ценности – как их тогда понимали. Родственника можно было изуродовать, сделать калекой, ограбить до нитки, превратить в домашнее животное – это сколько угодно. Однако убивать его, когда всё вышеперечисленное уже проделано – сууударь, вас могут услышать дети!

Олав сослал Хрёрека в Гренландию. Дальше было некуда, так как Сибирь ещё не изобрели. Однако корабль отнесло к Исландии и Хрёрека оставили там.

В Исландии слепой тоже чудил.

Его определили на пожизненное содержание в самый знатный двор острова, но ему там не понравилось. Переселили в другой, потом в третий – но он всюду выедал жильцам мозг чайной ложечкой. В конце концов Хрёрек осел на затрапезном хуторе, носившем романтическое название Телячья Кожа, и был удовлетворён.

- Здесь я почувствовал себя лучше всего, - передавал он с оказией Олаву конунгу, - потому что оказался тут самым уважаемым человеком.

Была ли это горькая ирония, или же Хрёрека накрыло дзенским откровением – неизвестно. Тою же зимой он заболел и умер. И стал единственной по сей день особой королевских кровей, похороненной в Исландии.

В сущности, какая ему была разница – где быть похороненным и где умирать? Последнее, что он видел в своей жизни – лесистые склоны родного Хейдмёрка, упирающиеся прямо в тучи. Всё, что случилось после, являлось набором несуразных ощущений разной степени остроты. Не более того.

Риальне сказочне

К компьютеру не прикасался больше недели. Собственно, с числа 30 декабря прошлого года. Очень продуктивно провёл эти дни. Перевыполнил план по ведению хозяйства, скормил гостям гуся и утку, не менее двух раз бросил пить, а потом при участии татарского кузнечества сварил авторский настенный турник.

Телевизор всё это время тоже практически не смотрел. Изредка втыкал в новости, любуясь Жераром Депардьё.

[Риальне]

Не-не, осуждать или одобрять его российское гражданство я не собираюсь. Не располагаю моральным правом на это, потому как сам не являюсь гражданином РФ и становиться им не планирую. Поэтому – ну принял Депардьё российский пачпарьт – его дело. Однако люто доставляет сам факт его отношений с Россией – той самой этой страной, населённой анчоусами, из которой всем приличным людям пора валить.

По диагонали прочитал Интернет и залился детским смехом, наблюдая кучи кирпичей, выкаканные по поводу нерукопожатности этого гэбэшного прихвостня Депардьё (вскрытие показало, что комментаторы, ещё неделю назад называвшие его великим французским актёром, ныне сквозь зубы именуют мерзавца «Жёпардье» - ах, как меняет людей отношение к миграционным процессам!).

Так что даже сквозь завесу моего затворничества было понятно, что год начинается очень интересно.

А вчера посетил синематограф, посмотрел этого вашего «Хоббита». Теперь имею сказать.

[Сказочне]

То, что режиссёр Питер Джексон знаменит своим умением натягивать сов на глобусы – общеизвестный факт. Но делать три трёхчасовых полотна из старого доброго (и довольно незамысловатого) квеста – перебор даже для него. Ну ладно, он Белый Совет туда втютюхал, это ещё куда ни шло. Полтора абзаца истории Одинокой горы демонстрировал полчаса – ну молодец, чоткие, кстати, чертоги получились в весёлом городе Дейле. На все эти мудострадания с Азогом тоже можно закрыть глаза (ну должен же через весь сюжет проходить какой-никакой Главный «Муах-ха-ха» Злодей, не правда ли?), и даже навевающий ассоциации с лучшими временами Версаля светлый простор гоблинского логова не особо ввергает в отчаянье. В конце концов, вообще многое в фильме можно простить за экранизацию песенки «Бейте тарелки» (хоть и в дурацком переводе).

Но блеать Радагаст Карий – это же лопни мои глаза! Мама! Так и хочется спросить авторов фильма: вы зачем, паразиты, с травы так резко перекинулись на марафет? Да пусть бы вас и дальше пробивало на эльфийские думки, ладно, мы уже привыкли. Но вот этот дед Мазай на зайцах…

Вот интересно, как в сценарии у режиссёра обозначался первый эпизод с Радагастом? «Сцена воскрешения ежа»?! Он вообще был в сценарии, или это абстинентный экспромт? Дорогая редакция, это же форменное пездобразие.

Да, и по мелочи напягало то, что Джексон почему-то уделяет пристальное внимание каким-то малозначительным вещам: драка каменных великанов, например. Кому в пуп упёрлись эти каменные великаны? «Вот какие у меня есть спецэффекты!» - как бы радуется режиссёр наедине с собой. «Я могу даже нескольких скалистых опездолов нарисовать, и чтобы они дрались ещё! Вот, смотрите: дыщь! дыщ! дрххх!» И даже распоследний поц в зрительном зале мгновенно выныривает в реальность, вспоминает, что смотрит художественный фильм и начинает уныло втыкать в каменных великанов: охуеть, компьютерная графика, ну надо же…

А вот другой мордобой, гораздо более обоснованный, показан не был. Мне всегда казалась весьма перспективной фраза из второй главы: «А Ойн и Глойн подрались». Вот тут можно было развернуться. Озорная гномычья драка – с тасканием за бороды, ударами головой в живот, швырянием об деревья, ломанием друг об друга палок, разбивание камней, укусы за нос… Да что я рассказываю. Пока сам не попробуешь – не поймёшь, насколько всё это бодрит участников и тешит окружающих. Вспомнить приятно.

В общем, надо будет сходить ещё раз, с ящиком пива и гномской компанией – чтобы всласть откомментироваться. В этот раз был с семьёй, так что старался вести себя хорошо. Ввиду Радагаста не всегда сдерживался, но всё же основная накипь с души не снята.

Зато на эту инь сразу нашлась своя янь: ryoskva написала сказочку "Прятки", как бы возвращая волшебному миру его прежнее беззаботное очарование, почти убитое сеансом воскрешения ежа. Очень рекомендую к прочтению.

Только Джексону – ни полслова.

Замахнулись на святое

В очередной раз вынужден сообщить, что в кинематографе я ничегошеньки не понимаю. Но молчать тоже не могу. Тем более, что днявочки так и пухнут от кина. Либо от кина, либо от выборов в Государственную Думу Российской Федерации. Но в Государственной Думе Российской Федерации я понимаю ещё меньше, чем в кинематографе, который, по сути, есть искусство создания движущихся изображений. Что отчасти роднит его с выборами в Государственную Думу Российской Федерации, но всё же…

Так вот, о кино. Тут многие жарко спорят: хорошо ли Он получился, похож, или не похож? Collapse )

О кинематографе, языковедении, духовности и гнёте технократической цивилизации

На днях я посмотрел фильм «Овсянки», про который все относительно интеллигентные люди наверняка слышали, а неинтеллигентные дальше читать не станут, так что имени режиссёра я называть не буду, тем более, что я его не помню.

Это был очень важный для меня опыт. Дело в том, что мы с группой товарищей задумали снимать кино. Кокаина в наших пампасах традиционно нет, героиновые наркоманы загибаются годам к двадцати пяти, каннабис пользуют больше в южных регионах, поэтому автором сценария и режиссёром стал тупо самый пьющий. То есть я. А я в этом вашем кино – ни в зуб ногой. Вон, скажем, Кукуруз – настоящий, классический киноман: смотрит всякое говно, заказывает у барыг дивиди с Одри Хёпберн и знает, что такое стиль «нуар» (сколько, интересно, ошибок я допустил в словах «Хёпберн» и «нуар»?). А я – вообще не петрю такие тонкости. А туда же, да.

Вот. И я, такой, думаю: надо, бля, «Овсянки» посмотреть, штоле, везде пишут, что огого.

Хотелось углядеть хотя бы пару простеньких, но неотразимых кинематографических приёмов, которые спасут весь наш проект. И тогда хотя бы один из пятидесяти критиков, посмотрев выстраданное нами кино, скажет не «хуета», а «арт-хаус», хотя, как я слышал, эти два понятия весьма близки.

Отчего бы, думал я, не посмотреть, в таком случае, «Овсянки»?

Не то, чтобы сценарий, над которым я работаю, испытывает недостаток в психологизме и острых моментах. Нет, как раз этого дерьма у меня даже против воли всегда дохера. Там, в принципе, незатейливо всё. Человек двенадцать персонажей, выживает только один. Кишки, кровища, красивые сибирские пейзажи. Этническая музыка. Ну и духовность. Я бы и рад без неё, но тут – как с психологизмом и острыми моментами. Духовность паразитирует на моём творчестве, как гельминт. За что не возьмусь – вот она, сука, здравствуйте вам.

Лет до двадцати у меня такая же параша диагностировалась с технократической цивилизацией. Любую попытку педагогического воздействия на меня я сводил к этой странной шопиздец теме. Началось всё в старших классах школы и пошло-поехало. В универе ответ по любой дисциплине я перекидывал к Жану-Жаку Руссо и технократической цивилизации, при этом имея менее чем поверхностное представление как о первом, так и о втором. Апофеозом недуга стал зачёт по английскому языку. Случился он после возвращения из очередной экспедиции. Преподавателя, конечно же, интересовало, где я конеёбился три недели. Об этом она меня и спросила, по-английски, разумеется. В ответ я посмотрел на неё удивительно ясными глазами. «Она спрашивает, где ты был!» - подсказали мне хоровым шёпотом скучные, бездуховные одногруппники. «Дык! – встрепенулся я. – А это друг Антон Семёныча Шпака Я был в поисковой экспедиции!». Преподша сморщила литсо и со снобизмом, достойным Эпохи Регентства, спросила: «Ват из ит “poiskovaya ekspeditsiya”?». Я напряг всё, что смог, включая мозг, и, зловеще помахав руками, выдал фразу, по сей день остающуюся самой длинной фразой на английском языке, произнесённой мною: «Скелетс оф зе вар!» - и для большей выразительности ещё нахмурился, как Ельцин.

Не то чтобы преподша после этого финта перестала вдруг одобрять моё присутствие в универе. Скорее, она запротестовала против моего появления на свет вообще. То есть, с саным веником она за мной по аудитории не гонялась – интеллигентная, всё же, была баба. Но и дышать со мной одним воздухом тоже больше не хотела, никогда. И что вы думаете? Каким-то образом я перевёл конфликт на тему технократической цивилизации. Понятия не имею – как. Но, тем не менее, я, человек, которого просили оставить аудиторию всякий раз, когда я начинал смеяться, услышав слово «герундий» (до сих пор, кстати, считаю его очень смешным), получил тогда зачёт по английскому.

С духовностью – та же штука у меня. Казалось бы – и не должно её быть, не нужна она тут никому, а вдруг бац. Три раза по пятьдесят духовности. Откуда только берётся?

Я бы рад был, если бы задуманный фильм получился простым быдлячим трэшаком, но сраная духовность утягивает замысел в стоки арт-хауса. Так что полюбас надо было смотреть «Овсянки». Ну хотя бы для того, чтобы поймать пару свежих кинематографических приёмов.

Ну вот. Посмотрел и поймал. Collapse )
Если па чиснаку

Прачечная? - Хуячечная! Это министерство культуры!

Отношение моё к творческому самовыражению кого бы то ни было – самое примитивное. Если творческое самовыражение кого бы то ни было раскрывает (или хотя бы обозначает) сложность простых человеческих взаимоотношений – то я его воспринимаю. Наверное это можно назвать словом «сопереживание», но я не всегда сопереживаю, на самом деле. Чаще всего я просто воспринимаю – без отрицания, без одобрения. Я понимаю, что вот это сделал живой, чувствующий человек. Такой же, как я. И это главное.

Лет десять назад, задумавшись о таком субъективном понятии, как талант, я определил для себя, в чём заключается эта штука: суть таланта заключается в способности сквозь частное разглядеть массовое – и наоборот. Чрез мои мутные очи прошло, наверное, несколько сотен корреспондентских текстов, и, боюсь, этот опыт даёт повод удостовериться в том, что графоман – частен во всём. Графоман не отдаёт себе отчёта в воспринимаемости его произведения, у него всё локально, даже если он пишет поэму о Чингисхане. Он мировоззренчески локален, эмоционально локален – как угодно. Он, в конечном итоге, не производит впечатления живого человека. Даже если он сам, быть может, вполне живой и даже не без положительных сторон гражданин.

Вот из-за такого взгляда на это ваше творческое самовыражение (точнее – из-за такой особенности восприятия чужого творчества) я и остаюсь, несмотря на развитие информационных технологий, чудовищно необразованным мудаком. Пофамильно я знаю, наверное, с полдюжины режиссёров и столько же современных писателей. Я равнодушен к кинематографу и полностью отстранён от современной литературы. Да, скажем, Акунина я читаю, потому что он хороший стилизатор, он отличный литературный гастроном – а я люблю пожрать, да и сам не прочь приготовить что-нибудь эдакое. Но как правило покупаю я только документальные книги, исследования какие-нибудь научные, по интересующей меня тематике (довольно узкой). Современная художественная литература – это выблев шлака, типа как при извержении Везувия. «Неподалёку Вергилий жил, и У. Х. Оден вино глушил» (с) – собственно, примерно так и складывается мой литературный быт. Да и кинематографический тоже. Зануда, ога. Про Ларса фон Триера со мной не попиздишь, прямо заявляю.

Сегодня я посмотрел фильм не помню уже какого режиссёра «Похороните меня за плинтусом», а полчаса назад закончил читать одноимённую повесть.

Я потрясён. Потрясён просто тем, насколько всё это человечно. Потрясён тем, насколько бывает оправданным использование букв и киноплёнки. Нихуя гениального там нет. Просто талантливо это настолько, что веришь всему так, будто описанное и показанное происходило с тобой самим. Безотносительно декораций, подбора актёров, операторской работы. Хули понимаю я в декорациях, подборе актёров и, тем более, в операторской работе? Да нихуя не понимаю. Понимаю только, что ебицкая сила, и всё. Вся рецензия.

Это элементарно, Ватсон! Я просто ссу в ваш карман!

Будучи на весь организм поражён инопланетным вирусом, мимикрировавшим под банальный свиной грипп, мир воспринимаю только в цветах, характерных для кинематографического стиля «ретро». Именно и только поэтому смог воспринять я как некое явление, существующее вне моего (воспалённого недугом и коньяком) сознания такой продукт культуры, как фильм «Шерлок Холмс» великобританского режиссёра Гая Ричи.

Резюмирую.

То ли грипп тому причиной, то ли коньяк, но я склонен считать великобританского режиссёра Гая Ричи гением.
Гением мозгового перевоплощения.

То есть. Будучи урождённым великобританцем, он снял по произведению эталонного великобританца кино о хрестоматийном великобританце так, что не возникает никаких сомнений в том, что этот фильм снял американец, для американцев и про американцев.

Образ великого сыщика в экранизациях не смогли испортить своими еблетами даже сами англичане – все как один рыжие унылые неврастеники. Особенно отрадно, что в данном случае сделать это даже не попытался дохуя харизматичный актёр Роберт Дауни Джр. Я думаю, что если бы он попытался, то убил бы и себя, и классический образ, ну и меня догандошил бы точно. Потому что, повторюсь, харизматичный он, сука, как этот ваш Джек Николсон.

Казалось бы – ну что может быть проще детективного жанра? Ну навороти ты три короба ебанутых непоняток, ну сведи их к Одной Загадочной Пиздюлине, с самого начала известной только двоим – Мистеру Муах-ха-ха и Мистеру Ай-яй-яй. Любая хуета, казалось бы, завладеет вниманием читателя/зрителя, если следовать простым, как удар лопатой, правилам построения детектива. И любой финал, даже самый невероятный, читатель/зритель воспримет с восторгом, казалось. Бы.

Но по всем параметрам притянутый за уши высер под названием «Шерлок Холмс» (великобританского режиссёра Гая Ричи) – это не детектив.
Советский артист Борислав Брондуков в роли лейтенанта Лестрейда – больше англичанин, чем Её Величество королева Елизавета. Если сравнивать отношение к исходникам. В версии Гая Ричи королевы, по странному стечению обстоятельств, не появляется. Иначе она наверняка бы, войдя в кадр, благословила Америку. И была бы, кстати, вообще негритянкой.

Короче, более тухлой хуеты я не видел со времени просмотра экранизации «Гадких лебедей», показанной в передаче у Гордона. Но там-то я тупо тильвизир включил, а тут с торрентов качал, как какой-то сраный киноман.
Вот кто мне это говно посоветовал, а? Два гига блять занято беспезды харизматичным актёром Робертом Дауни Джр., изображающим шаблонного блять нью-йоркского копа, попавшего в скучнейший мир стим-панка, со всеми блять его подзаебавшими приблудами типа медных ванн, копоти на стенах и говна посреди улиц!


Вторую серию, которая стопудово будет (судя по интригующему шопиздец финалу, ога), я, тем не менее, посмотрю, чтобы убедиться в верности своих подозрений относительно личности профессора Мориарти.
А основных подозрений, исходя из тенденций кинематографа для американцев и про американцев, два:

Collapse )
Если па чиснаку

Про еду и про елду

Давайте я, штоли, кино поругаю. А то все ругают кино, а я нет. «Волкодава», например, только ленивый под хвост не пнул. «Сволочей», опять же, палкой разворошили. А я сижу такой, читаю это всё, иблищем хлопаю, а присоединиццо к дискуссиям не могу. Я кино редко смотрю. Не ценю жанр, что ли. Вот «Гамлет» козинцевский мне очень нравится, тем и кичусь. А «Жару» не смотрел, нет. И, скажем, «300 спартанцев» как-то тоже не удосужился.

Я телевизор смотрю, ага. Но тоже редко. Когда жрать готовлю, жру, или пожрал уже. Вот в этих случаях смотрю. Как правило смотрю передачи про еду. То есть – про животных, и про то, что из них можно приготовить. Да, и новости ещё. В Сербии приготовили самую длинную колбасу в мире. Это очень интересно.

Вот. А в прошлую пятницу как-то так получилось, что из всех передач про еду было только «Поле Чудес». Но я не люблю это шоу смотреть. Там Якубовичу постоянно заточ дарят: грибные пироги из Вологды, варенье из Бутова, водка из «Рамстора», лещ вяленый из Астрахани, буженина из Витебска, каравай из Калуги, бублики с Гатчины, кумыс из Элисты, тортик от всего нашего завода, девка в съедобном кокошнике от Цирка на Цветном бульваре… Как представлю, что Леонид простигосподи Аркадьевич всё это за кулисами хомячит – аппетит пропадает разом. А в моём деле без аппетита нельзя, я чревоугодник.

Так я, значит, не стал «Поле Чудес» смотреть, вот в чём дело-то. Пошёл книжку читать, про индейцев. Очень мне нравятся книжки про индейцев и коньяк. И, значит, прочитал я где-то полбутылки книжки про индейцев, и опять телевизор включил. Думаю: наверное, съел уже всё этот чудовищный Якубович. И правда – нету в телевизоре «Поля Чудес». А есть новый фильм Эльдара простигосподи Рязанова «Андерсен: жизнь без любви». Я как увидел, то сразу подумал: сейчас посмотрю этот фильм, а потом в ЖЖ его обругаю, чтобы все поняли, какой я продвинутый кинематографический эксперт, все новинки секу, всегда сука в курсе тенденций. И стал смотреть. А сейчас ругать буду.

Костюмы в фильме мне очень понравились, например. И подбор актёров. Дяденька в роли Андерсена – очень хорошо играл. И лицом похож на великого сказочника. То есть, я не знаю какое там у Андерсена на самом деле лицо было, но вот примерно таким я его себе и представлял. Но лучше всех был Вячеслав простигосподи Тихонов в роли Господа простигосподи Бога. Умиротворённый такой, добрый. Очень хочется верить, что наш творец и судия на самом деле такой. Мне понравилось. Да, ещё декорации там хорошие, натура мощная – наверное в Прибалтике снимали, я так подозреваю. Яхты там такие, настоящие – видно, что не из говна слеплены.

Но с первых минут заёбывает еврейская тематика. Этого я не понял. Наверное, это выражение гражданской позиции режиссёра: заебать сучьего сына зрителя еврейской тематикой. Она перекрывает даже лейтмотив всего сюжета («великому сказочнику Андерсену за всю его жизнь никто, никогда, ни одного раза НЕ ДАЛ, даже портовые шлюхи весёлого города Копенгагена» - такой там лейтмотив). Из фильма становится безусловно понятной глубочайшая роль еврейского народа в жизни Андерсена, и формировании его как литератора. Я не знаю, так ли это на самом деле. Я не знаю, остро ли был поставлен еврейский вопрос в Дании середины XIX столетия. Я не знаю, был ли в действительности Андерсен образцом толерантности, и лучшим другом семи колен Израилевых. Всё это допустимо и не вызывает у меня душевных терзаний. Но я не понимаю, почему, если всё это так, фильм называется «Андерсен: жизнь без любви», а не «Андерсен: жизнь с евреями».

Видимо, напряженность межнациональных отношений в современной России заставила Эльдара простигосподи Рязанова вновь поднять эту важную тему. Привлечь к проблеме общество, власть, социально ответственный бизнес, представителей всех уровней государственного аппарата. И это необходимо. Эпоха тотальной бездуховности, эпоха жесточайшей конфронтации этнических интересов и забвения нашей общей истории, эпоха разновекторности и торжества сепаратизма КОНЕЧНО ЖЕ призывает всякого истинного художника обратиться к теме дружбы народов. Но при чом тут сука Андерсен?! У него была жизнь без любви! Он не познал радости плотских утех! Он не познал женского естества! Его поршень ни на полшишки Трагедия признанного гения, оказавшегося обделённым в чувствах, доступных всем людям! БЛЯТЬ ЕВРЕИ ТУТ ПРИ ЧОМ, А???

После «Старых Кляч» Эльдар простигосподи Рязанов ну ничего хуже снять не мог. В принципе. Это было дно. И вот он снял вполне красивый, интересный даже фильм про Андерсена. На кой хуй? Спрашиваю я вас: на кой хуй он это сделал? Потому что фильм получился про еврейский вопрос. А не про великого датского сказочника Ханса простигосподи Кристиана простигосподи Андерсена.

Режиссёрскую версию даже смотреть страшно. Если она есть. Кстати, про есть. Ни дай бог теперь Рязанов кино про еду снимет. Это же пиздец.
Много и трудно думал

Жёлтая птица

Может тут не знает кто, так у меня прозвище было – Индеец. Друзья детства до сих пор меня так называют. Когда прочие друзья спрашивают: а чего так? откуда, мол? – я всегда объясняю: в детстве был сука невозмутимый, любого зверя на раз по следам вычислял, томагавки херачил с обеих рук, врагов скальпировал… Ага…

А тут приехал сука прошлым летом один мой друг детства, из Германии он приехал, да попалил. Рассказал прочим друзьям, что на самом-то деле я однажды вышел погулять во двор, и не по теме эдак зарядил: «Ух! Люблю я фильмы про индейцев!». С тех пор типа и прицепилось погоняло – Индеец. Ну и хуй! Я до сих пор фильмы про индейцев ух люблю! И не стыжусь! А у этого друга из Германии кликуха, кстати, Пуфик – он чо, фильмы про пуфики любит? Завидует, гад, моему гордому прозванью…

Ну, короче.

На самом деле всё глубже, конечно. Одухотворённее. Кастанеду – по боку, тем более, что я всегда тяготел не к юки каким-нибудь, а к северянам типа ирокезов, алгонкинов, мускогов всяких… Ну, вы знаете… Так вот. Там аура такая спокойная, душевная. Тайга всё-таки, озёра, осетринка, да… Очень мне это близко было. Да и сейчас близко, чего там.

А вот намедни на остановке курю (долгая история, но если вкратце – уехать надо было на автобусе) и вижу афишу. Индейцы племени апачей приезжают в наш город. Натурально. С этнической программой «Жёлтая птица». Ебать мою совесть! Сердце ёкнуло… Эххх, думаю, а-би-за-тильно пойду. Скальпировать никого не буду в этот раз, а на апачей посмотрю. Когда ещё шанс…

Я ведь в Америку совсем не хочу, правда. Если только на секвойи посмотреть (я одно время даже именем индейским себя называл, особенным: «Вечная-Секвойя-Упавшая-В-Ручей»), но кто ж меня пустит в ту Америку? Я очень плохо отношусь к американцам (не коренным, понятное дело). Я их пидарасами обзываю. Я с Задорнова смеюсь, когда он рассказывает, какие американцы тупые. Не-а, не пустят меня в ту их сраную Америку. Но на апачей посмотреть я схожу. Потому что братья по духу. Потому что невозмутимые. Потому что любого зверя на раз по следам вычисляют, томагавки херачат с обеих рук, врагов скальпируют, если за дело.

Их в США миллиона полтора осталось, индейцев. В резервациях большинство, бухают. Потому и невозмутимые. Нихуя следов не распознают уже, с пьяных-то глаз хуй распознаешь кроме пиздюлей. Томагавком ни в хуй не попадут, если кинут. Да и не кинут нихуя, потому что нет у них нихуя томагавков. И не до скальпов им – поножовщина сплошная, по пьяной лавочке. Бесперспективняк, ага. «Вечный-Бесперспективняк-Упавший-На-Хуй».

Очень грустно мне вот это. Обидно даже. Фашисты они, эти ваши американцы, не коренные которые. Которые понаехали там. Ну, вы знаете…

Я понимаю, вы все пендосов презираете, но давайте не просто будем против янков. Кроме шуток, давайте будем за индейцев.
Хау. Я сказал.


ТРЕБУЮ ПРИЗНАНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ ГЕНОЦИДА В ОТНОШЕНИИ ИНДЕЙЦЕВ, ЭСКИМОСОВ И АЛЕУТОВ!




ЗНАЮТ, СУКИ, НАШУ СЛАБИНУ… ОГНЕННАЯ ВОДА… ОГНЕННАЯ ВОДА… ОГНЕННАЯ ВОДА…

Сономатограф, блин

Всякого рода сюжеты мне снятся периодически, но почти никогда – до конца. Этот я увидел и запомнил целиком, потому что во сне пересказал его актёрам театра и кино Серебрякову и Караченцову. Причем Серебряков был практически стар, а Караченцов, напротив, молод. Мы курили с ними на балконе (была какая-то пьянка), и я позвал их на главные роли в фильме, который собрался снимать. Сценарий и отдельные отснятые эпизоды я привожу ниже.

Collapse )