Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Выйдет, выйдет ёжик из тумана...

Очень меня умиляют ценители качественных, ниибаццо фирменных ножей для повседневного ношения. Ну, все эти спайдерки, хаттори и прочая мимимишность. Иной раз хвастается пассажир – и невольно хочется вместе с ним стечь под плинтус, от трепета. Что, неужели самая что ни на есть сталь аус, мать её, восемь? Ну, охуеть. И серрейтерная заточка? Ну вообще пиздец. Только один вопрос остаётся: тебя жаба не придушит всю эту благодать скидывать после первого же целевого использования?

И вот тут начинаются бурления. Почему-то большинству ножедрочеров в голову не приходит, что если ни дай Бог придётся задействовать свою фирменную, облизанную со всех сторон, вещицу для самозащиты – от неё придётся срочно избавляться. А если ножу суждено пасть на дно угрюмого водоёма – то не один ли хер, из какой стали он изготовлен?

Каждый раз приходится вдалбливать одно и то же.

Вот нападает на тебя по синему делу районный дебошир Опездол Гандоныч Упоротый, которому сутки, прожитые без кровавого скандала, поперёк горла встанут. Попёр он на тебя с розочкой, изготовленной только что путём удара о скамейку из обычной стеклянной бутылки объёмом 0,7 литра. А ты такой – кий-яа! – выхватываешь свою спайдерку и режешь ею Опездола Гандоныча прям через всё лицо, как Зорро. Отлично.

Дальше происходит следующее: Опездол Гандоныч орёт дурниной на весь квартал, потому что когда людей режут по живому без наркоза – это, говорят, очень больно. И прибегает к нему наряд полиции, который, как это с нарядами полиции бывает, только что балду гонял в соседнем переулке, где ветра нет и покурить можно. И этот наряд через две минуты цепляет тебя, потому что вот он тут, окровавленный Опездол Гандоныч с утратившим симметрию лицом, и вот он ты, голубь, с окровавленным ножом охуительного качества. И всё сходится.

А потом гражданин дознаватель – симпатичный такой мужичок, не говно вроде бы – начинает задавать тебе удивительные вопросы.

- Зачем вы, молодой человек, нанесли ножевые ранения нигде не работающему Упоротому О. Г., 1978 года рождения?

Ты говоришь:

- Так он напал на меня! Я ж защищался!

- Мы это безобразие так не оставим! – сурово обещает дяденька милиционер. – Если он на вас напал, то ответит по всей строгости закона. Но вы объясните – нож, нож-то, у вас как в руке оказался?

- Так я ведь защищался, понимаете? Самозащита! Имею право!

- Да понимаю, понимаю, - ласково улыбается вам дознаватель. – Я понять не могу, с какой целью вы с собой нож носили.

Вы объясняете: так для самозащиты же! А он вам говорит совсем уж странное:

- Так вы, значит, знали, что гражданин Упоротый на вас совершит нападение? Откуда? Вы же только что показали, что видели его впервые. Неувязочка у вас, гражданин подследственный…

[Но это только начало]

И ты испытываешь очень неприятное подозрение, что гражданин дознаватель – дебил, не понимающий самых простых вещей. Он кругами задаёт тебе одни и те же вопросы, сводящиеся к тому, что нож ты с собой носил именно для нападения на живых шевелящихся людей, хоть бы даже и алкоголиков. Хуже того – по всему выходит, что гражданин дознаватель лепит тебе все повисшие в отчётности трагедии с использованием режущего оружия, случившиеся на вверенном ему участке за последние шесть месяцев.

Но самое печальное – то, что и товарищ прокурор (которому ты, конечно же, жалуешься по поводу оказываемого на тебя следствием давления) тоже приходит к сходным выводам. А потому что товарищ прокурор тоже человек, у него тоже выполнение плана, у него тоже нераскрытых глухарей с поножовщиной – полна жопа огурцов. А тут возникаешь ты, душа-человек, Пиздюков Дурак Ебланыч, собственной персоной, толстый, румяный, да с офигенским фирменным ножиком. И не просто с ножиком, а с прилагающейся к оному справкой о нанесении телесных повреждений средней степени нигде не работающему гражданину Упоротому О. Г., распечатанной в двух экземплярах на самом настоящем принтере. Ну не подарок ли?

Да грош цена будет товарищу прокурору, если он не сможет обстряпать экспертное заключение, согласно которому ты людей начал резать не позже 1888 года, под именем Джека Потрошителя. И почтенный профессор с козлиной бородкой тебе такой диагноз впишет, что твоя мама преждевременно поседеет, осознав, какого монстра родила в отдаленном прошлом на ужас человечеству.

Ты, конечно, не дурак (как сам думаешь) всю эту хурму брать на себя. Но потом ласковый следователь скажет:

- Ну ты соображай резче, парень! Сам подумай – упрёшься в жёсткое отрицалово, тебе всю катушку размотают, это как пить дать. Железно. Проверенно. Чем глубже ты рога в землю – тем судья злее, не сомневайся. Ты, давай, вот что. Ты подпиши чистосердечное признание, и мы тебя по дурочке проведём. Ну, год-полтора в закрытом медучреждении отпотеешь – но это ведь год-полтора, и не на зоне! Тёплая палата, интересные соседи, здоровое меню, медсестра с сиськами четвёртого размера – на зоне-то ничего этого нет. А потом, через год-полтора, мы тебе комиссию оформим, с заключением о возможности социализации. Выйдешь по-тихому, никто и не вспомнит! Ты давай, включай чутьё, время идёт.

И ты включаешь чутьё и думаешь: ну, блин, в самом деле, год-полтора. Это же не пятнаха, которая ломится, правильно? А чё, год-полтора, да? Тем более – сам же накосячил, подставился, да? Уж попал, так год-полтора в психушке посижу, чего там… Апелляцию, опять же, можно подать будет, может и не год-полтора, а вообще меньше… Правильно ведь?

И попадаешь ты в итоге на золотой червонец в такие закрома, где нет ни серрейтеров, ни стали AUS-8, ни замков типа «лайнер», а присутствуют всё больше штыри, перья, да заточки. А за слово «спайдерко» могут и вовсе алюминиевой ложкой сердце вырезать.

Если кому кажется, что всё это – циничный стёб, так вы не в курсе, кто, в основном, составляет современный контингент исправительных учреждений стран СНГ. Это не рецидивисты-убийцы-насильники. Нет. Зоны под завязку забиты идиотами, которым не хватило извилин дистанцироваться от карающей длани правосудия. Через одного: то по пьяне оппонента порезал, то, наоборот, не дал себя вскрыть. А потом стоит такой, чужие кишки на руку намотаны, от локтя до запястья, и рассказывает ласковому следаку про самооборону. «Это же не превышение, ведь их было трое, и все ужасные негры с ассегаями, я просто вынужден был защищаться! Вы обязательно укажите это в протоколе!».

Если есть вещдок, в пакетике с бирочкой, который можно на суде предъявить – то на него повесят вообще всё, что имеет хоть какое-то отношение к теме, обсуждаемой на процессе. Особенно, если это такая исключительной полезности вещь, как фирменный ножичек особого качества.

Если па чиснаку

Прачечная? - Хуячечная! Это министерство культуры!

Отношение моё к творческому самовыражению кого бы то ни было – самое примитивное. Если творческое самовыражение кого бы то ни было раскрывает (или хотя бы обозначает) сложность простых человеческих взаимоотношений – то я его воспринимаю. Наверное это можно назвать словом «сопереживание», но я не всегда сопереживаю, на самом деле. Чаще всего я просто воспринимаю – без отрицания, без одобрения. Я понимаю, что вот это сделал живой, чувствующий человек. Такой же, как я. И это главное.

Лет десять назад, задумавшись о таком субъективном понятии, как талант, я определил для себя, в чём заключается эта штука: суть таланта заключается в способности сквозь частное разглядеть массовое – и наоборот. Чрез мои мутные очи прошло, наверное, несколько сотен корреспондентских текстов, и, боюсь, этот опыт даёт повод удостовериться в том, что графоман – частен во всём. Графоман не отдаёт себе отчёта в воспринимаемости его произведения, у него всё локально, даже если он пишет поэму о Чингисхане. Он мировоззренчески локален, эмоционально локален – как угодно. Он, в конечном итоге, не производит впечатления живого человека. Даже если он сам, быть может, вполне живой и даже не без положительных сторон гражданин.

Вот из-за такого взгляда на это ваше творческое самовыражение (точнее – из-за такой особенности восприятия чужого творчества) я и остаюсь, несмотря на развитие информационных технологий, чудовищно необразованным мудаком. Пофамильно я знаю, наверное, с полдюжины режиссёров и столько же современных писателей. Я равнодушен к кинематографу и полностью отстранён от современной литературы. Да, скажем, Акунина я читаю, потому что он хороший стилизатор, он отличный литературный гастроном – а я люблю пожрать, да и сам не прочь приготовить что-нибудь эдакое. Но как правило покупаю я только документальные книги, исследования какие-нибудь научные, по интересующей меня тематике (довольно узкой). Современная художественная литература – это выблев шлака, типа как при извержении Везувия. «Неподалёку Вергилий жил, и У. Х. Оден вино глушил» (с) – собственно, примерно так и складывается мой литературный быт. Да и кинематографический тоже. Зануда, ога. Про Ларса фон Триера со мной не попиздишь, прямо заявляю.

Сегодня я посмотрел фильм не помню уже какого режиссёра «Похороните меня за плинтусом», а полчаса назад закончил читать одноимённую повесть.

Я потрясён. Потрясён просто тем, насколько всё это человечно. Потрясён тем, насколько бывает оправданным использование букв и киноплёнки. Нихуя гениального там нет. Просто талантливо это настолько, что веришь всему так, будто описанное и показанное происходило с тобой самим. Безотносительно декораций, подбора актёров, операторской работы. Хули понимаю я в декорациях, подборе актёров и, тем более, в операторской работе? Да нихуя не понимаю. Понимаю только, что ебицкая сила, и всё. Вся рецензия.

Это элементарно, Ватсон! Я просто ссу в ваш карман!

Будучи на весь организм поражён инопланетным вирусом, мимикрировавшим под банальный свиной грипп, мир воспринимаю только в цветах, характерных для кинематографического стиля «ретро». Именно и только поэтому смог воспринять я как некое явление, существующее вне моего (воспалённого недугом и коньяком) сознания такой продукт культуры, как фильм «Шерлок Холмс» великобританского режиссёра Гая Ричи.

Резюмирую.

То ли грипп тому причиной, то ли коньяк, но я склонен считать великобританского режиссёра Гая Ричи гением.
Гением мозгового перевоплощения.

То есть. Будучи урождённым великобританцем, он снял по произведению эталонного великобританца кино о хрестоматийном великобританце так, что не возникает никаких сомнений в том, что этот фильм снял американец, для американцев и про американцев.

Образ великого сыщика в экранизациях не смогли испортить своими еблетами даже сами англичане – все как один рыжие унылые неврастеники. Особенно отрадно, что в данном случае сделать это даже не попытался дохуя харизматичный актёр Роберт Дауни Джр. Я думаю, что если бы он попытался, то убил бы и себя, и классический образ, ну и меня догандошил бы точно. Потому что, повторюсь, харизматичный он, сука, как этот ваш Джек Николсон.

Казалось бы – ну что может быть проще детективного жанра? Ну навороти ты три короба ебанутых непоняток, ну сведи их к Одной Загадочной Пиздюлине, с самого начала известной только двоим – Мистеру Муах-ха-ха и Мистеру Ай-яй-яй. Любая хуета, казалось бы, завладеет вниманием читателя/зрителя, если следовать простым, как удар лопатой, правилам построения детектива. И любой финал, даже самый невероятный, читатель/зритель воспримет с восторгом, казалось. Бы.

Но по всем параметрам притянутый за уши высер под названием «Шерлок Холмс» (великобританского режиссёра Гая Ричи) – это не детектив.
Советский артист Борислав Брондуков в роли лейтенанта Лестрейда – больше англичанин, чем Её Величество королева Елизавета. Если сравнивать отношение к исходникам. В версии Гая Ричи королевы, по странному стечению обстоятельств, не появляется. Иначе она наверняка бы, войдя в кадр, благословила Америку. И была бы, кстати, вообще негритянкой.

Короче, более тухлой хуеты я не видел со времени просмотра экранизации «Гадких лебедей», показанной в передаче у Гордона. Но там-то я тупо тильвизир включил, а тут с торрентов качал, как какой-то сраный киноман.
Вот кто мне это говно посоветовал, а? Два гига блять занято беспезды харизматичным актёром Робертом Дауни Джр., изображающим шаблонного блять нью-йоркского копа, попавшего в скучнейший мир стим-панка, со всеми блять его подзаебавшими приблудами типа медных ванн, копоти на стенах и говна посреди улиц!


Вторую серию, которая стопудово будет (судя по интригующему шопиздец финалу, ога), я, тем не менее, посмотрю, чтобы убедиться в верности своих подозрений относительно личности профессора Мориарти.
А основных подозрений, исходя из тенденций кинематографа для американцев и про американцев, два:

Collapse )

Наши в городе!

А вот смешно вчера было. Мы с одним знакомым, эстонцем, с которым мы ещё на Ладогу ходили, оказались вчера в степи, в дождь...
Ёпт, то мы с ним уключины ломаем на Ладоге, то в степи в дождь... Надо что-то менять...
Ну ладно, хуня. Не про то. Вот. Оказались мы с ним в степи вчера. Ага. В дождь. Холодно, как в жопе у Роберта Скотта. Я там не был, но догадываюсь, как должно быть. Да. Вот. Холодно, дождь, степь, толпа народу окружила мрачный монумент, которого презентация там.
А у нас нет. Ничего. Не взяли. Не дети уже давно, по циррозу на печень - а тут не взяли. Это ужас, да? Вы меня понимаете?
Короче, стоим себе на ветру, наблюдаем колыхание людских масс, жуём сопли. "У тебя точно нет?" - "Ыыыы!" - "А у этого спрашивал?" - "Ыыыыы!!!". А ещё там палатки стояли, с продухтами. Хот-доги и освежающий напиток "Пепси-Кола". В любых количествах. В степи. На ветру холодном. Само то. Не-а, никогда с этой страны толку не будет.
И, значит, презентовали тот ужасный монумент, и все эти люди, стадо всё это, под воздействием пепси-коловой интоксикации ломанулись на тот ужасный монумент зырить. Потому что если в степи нет ужасного монумента, то зырить там, в принципе, больше не на что.
Хотя нет. Мы-то огляделись, и увидели ДЕРЕВНЮ. Ага. Настоящую. С домами - а стало быть и с магазинами тоже. И пошли туда. Зырить. Мы идем зырить на деревню, а пейзане местные зырят на нас. ("Мы дома красивые увидели, вышли посмотреть. Мы ж не знали, что у вас не везде ходить можно. Вот у нас везде можно ходить"). Ладно, не буду ввергать вас в излишнее эмоциональное напряжение: в этот раз нас никто не бил.
Идём мы, то есть, к деревне. Она ближе, ближе... А кругом растёт ЖМЫХ. По правде, я не знаю, как называлось то, что росло вокруг. Но лично я именно так представляю себе ЖМЫХ. Ядрёный, сопрелый, колосящийся, озимый, культивированный ЖМЫХ. Смотреть на него мне очень понравилось. Потому что ужасный монумент остался за спиной, и кроме как на ЖМЫХ смотреть было не на что.
А деревня приближается. А сопли уже за ЖМЫХ цепляются. Впереди - деревня, вокруг - ЖМЫХ, внутри - пох. И уже первый дом показался. Пятиэтажный. Очень красивый, с числом "1965" через весь торец. А ниже цифры "1965" - вывеска. Какой-то магазин, наверное. А вдруг - хозяйственный?! Вдруг - игрушечный?! Вдруг, ебиёемать - бакалея?! Подходим ближе, и Collapse )
  • Current Music
    О.С.П./Пиво - это маленькая жизнь
Если па чиснаку

Про еду и про елду

Давайте я, штоли, кино поругаю. А то все ругают кино, а я нет. «Волкодава», например, только ленивый под хвост не пнул. «Сволочей», опять же, палкой разворошили. А я сижу такой, читаю это всё, иблищем хлопаю, а присоединиццо к дискуссиям не могу. Я кино редко смотрю. Не ценю жанр, что ли. Вот «Гамлет» козинцевский мне очень нравится, тем и кичусь. А «Жару» не смотрел, нет. И, скажем, «300 спартанцев» как-то тоже не удосужился.

Я телевизор смотрю, ага. Но тоже редко. Когда жрать готовлю, жру, или пожрал уже. Вот в этих случаях смотрю. Как правило смотрю передачи про еду. То есть – про животных, и про то, что из них можно приготовить. Да, и новости ещё. В Сербии приготовили самую длинную колбасу в мире. Это очень интересно.

Вот. А в прошлую пятницу как-то так получилось, что из всех передач про еду было только «Поле Чудес». Но я не люблю это шоу смотреть. Там Якубовичу постоянно заточ дарят: грибные пироги из Вологды, варенье из Бутова, водка из «Рамстора», лещ вяленый из Астрахани, буженина из Витебска, каравай из Калуги, бублики с Гатчины, кумыс из Элисты, тортик от всего нашего завода, девка в съедобном кокошнике от Цирка на Цветном бульваре… Как представлю, что Леонид простигосподи Аркадьевич всё это за кулисами хомячит – аппетит пропадает разом. А в моём деле без аппетита нельзя, я чревоугодник.

Так я, значит, не стал «Поле Чудес» смотреть, вот в чём дело-то. Пошёл книжку читать, про индейцев. Очень мне нравятся книжки про индейцев и коньяк. И, значит, прочитал я где-то полбутылки книжки про индейцев, и опять телевизор включил. Думаю: наверное, съел уже всё этот чудовищный Якубович. И правда – нету в телевизоре «Поля Чудес». А есть новый фильм Эльдара простигосподи Рязанова «Андерсен: жизнь без любви». Я как увидел, то сразу подумал: сейчас посмотрю этот фильм, а потом в ЖЖ его обругаю, чтобы все поняли, какой я продвинутый кинематографический эксперт, все новинки секу, всегда сука в курсе тенденций. И стал смотреть. А сейчас ругать буду.

Костюмы в фильме мне очень понравились, например. И подбор актёров. Дяденька в роли Андерсена – очень хорошо играл. И лицом похож на великого сказочника. То есть, я не знаю какое там у Андерсена на самом деле лицо было, но вот примерно таким я его себе и представлял. Но лучше всех был Вячеслав простигосподи Тихонов в роли Господа простигосподи Бога. Умиротворённый такой, добрый. Очень хочется верить, что наш творец и судия на самом деле такой. Мне понравилось. Да, ещё декорации там хорошие, натура мощная – наверное в Прибалтике снимали, я так подозреваю. Яхты там такие, настоящие – видно, что не из говна слеплены.

Но с первых минут заёбывает еврейская тематика. Этого я не понял. Наверное, это выражение гражданской позиции режиссёра: заебать сучьего сына зрителя еврейской тематикой. Она перекрывает даже лейтмотив всего сюжета («великому сказочнику Андерсену за всю его жизнь никто, никогда, ни одного раза НЕ ДАЛ, даже портовые шлюхи весёлого города Копенгагена» - такой там лейтмотив). Из фильма становится безусловно понятной глубочайшая роль еврейского народа в жизни Андерсена, и формировании его как литератора. Я не знаю, так ли это на самом деле. Я не знаю, остро ли был поставлен еврейский вопрос в Дании середины XIX столетия. Я не знаю, был ли в действительности Андерсен образцом толерантности, и лучшим другом семи колен Израилевых. Всё это допустимо и не вызывает у меня душевных терзаний. Но я не понимаю, почему, если всё это так, фильм называется «Андерсен: жизнь без любви», а не «Андерсен: жизнь с евреями».

Видимо, напряженность межнациональных отношений в современной России заставила Эльдара простигосподи Рязанова вновь поднять эту важную тему. Привлечь к проблеме общество, власть, социально ответственный бизнес, представителей всех уровней государственного аппарата. И это необходимо. Эпоха тотальной бездуховности, эпоха жесточайшей конфронтации этнических интересов и забвения нашей общей истории, эпоха разновекторности и торжества сепаратизма КОНЕЧНО ЖЕ призывает всякого истинного художника обратиться к теме дружбы народов. Но при чом тут сука Андерсен?! У него была жизнь без любви! Он не познал радости плотских утех! Он не познал женского естества! Его поршень ни на полшишки Трагедия признанного гения, оказавшегося обделённым в чувствах, доступных всем людям! БЛЯТЬ ЕВРЕИ ТУТ ПРИ ЧОМ, А???

После «Старых Кляч» Эльдар простигосподи Рязанов ну ничего хуже снять не мог. В принципе. Это было дно. И вот он снял вполне красивый, интересный даже фильм про Андерсена. На кой хуй? Спрашиваю я вас: на кой хуй он это сделал? Потому что фильм получился про еврейский вопрос. А не про великого датского сказочника Ханса простигосподи Кристиана простигосподи Андерсена.

Режиссёрскую версию даже смотреть страшно. Если она есть. Кстати, про есть. Ни дай бог теперь Рязанов кино про еду снимет. Это же пиздец.