Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

(no subject)

Относительно бурлений на тему того, что коварный козахский ханъ Назарбаев согласился продавать свидомому режиму экибастузский уголь, имею сказать всего несколько слов.

Да. Коварный козахский ханъ Назарбаев таки согласился продавать свидомому режиму экибастузский уголь. Иными словами, многострадальное бабло победившего майдана отправляется вна столик того самого Таёжного Союза, против которого победивший майдан столь резво скакал.

Таким образом, ответ на вопрос «А кто это у нас в очередной раз выставил себя долбоёбом-зрадопереможником?» - кажется вполне очевидным.

Отбой боевой истерике.

ПС. А специально для кондитера Петра из города Киева исполняет песню популярный зарубежный ансамбль «Катящиеся камни». Хоп!

Письма российскому другу

Нынче ветрено и саммит в Celtic Manor.
Скоро жопа. Весь вопрос: кому и сколько?
Но не в жопе, Постум, дело – переменой
нас пугают четверть века, ну а толку?

Не подавимся мы этим расстегаем,
оттого сыты давно уже и плотно.
Как там Путин? Вероятно, всё свергаем?
Всё свергаем, вероятно, на Болотной.
*
Много, Постум, новых стран, но что там лица?
Фарисеи, содомиты, вурдалаки.
Если выпало империи родиться –
лучше мишки и внезапные сайгаки.

Звери мы для них для всех сейчас и присно,
облик зверя, помним, страшен и прекрасен.
Как сказал мне аксакал перед кумысной:
«Ой, алга давай жуз грамм, сосын боласын!».
*
Посылаю тебе, Постум, фунт хамону.
Он почти такой, как там, хоть и верблюжий.
Ты калорией его заглушишь стоны,
когда будешь изнывать в сибирской стуже.

Вы с медведями живучи и дебелы,
но, поди-ка, нет ответа партизану:
на Руси как сеять хлеб без моцареллы?
Как в России зимовать без пармезана?
*
Я сижу в своей степи. Домбра играет.
Ни Обамы, ни Маккейна, ни Джен Псаки.
Вместо харь демократического рая –
лишь верблюды и внезапные сайгаки…

А я все дивлюся, де моя Маруся

Не попав я в двері,
Та сторч головою.
Стара баба, старий дід,
Мене кочергою.

Ой тікав я через тин,
Через перелази.
Била мене баба ціпом,
Аж чотири рази.


В личке меня трогательно уличили в том, что я «ослеплён ненавистью к Украине», и потому упорно называю её «бывшей Украиной», что из-за этой ненависти своей не вижу, что «на месте старой Украины появилась новая, гораздо лучше и достойнее».

Заебца. Давно хотел об этом поговорить.

То есть, о моей «ненависти к Украине» говорить особо нечего. Для того чтобы констатировать в человеке идиота, его вовсе необязательно ненавидеть. И даже если он идиот убеждённый, несущий свою идиотию по жизни как олимпийскую медаль – то и тут в его отношении уместна вовсе не ненависть, а жалость и медицинский интерес в равных пропорциях.

Но вот что касается бывшести Украины, то тут, как это обычно и происходит в случае с бывшей Украиной, все аргументы укладываются в довольно короткую цепочку элементарных рассуждений, основанных на базовых знаниях из курса природоведения за пятый класс.

Начать с того, что государство, ранее известное, как Украина, перестало быть государством даже не с началом так называемой «Антитеррористической операции», и даже не после государственного переворота, совершенного хунтой в феврале – а несколькими месяцами ранее. Государство это исчезло в тот момент, когда его последний легитимно избранный президент поставил вне закона структуры, призванные этот самый закон оберегать.

«Прибывая в новую страну, я не спрашиваю, хороши там законы, или плохи, я спрашиваю – выполняются ли они?», - писал Жан-Жак (прости-господи) Руссо. Беспорядки, погромы и отказ подчиниться требованиям Конституции – неоспоримые преступления, пресечение которых, безусловно, требует вмешательства правоохранительных органов в любой адекватной стране. А вот агрессия в отношении уже самих правоохранительных органов – по сути является посягательством на государственность. Сотрудники правоохранительных органов, как известно, в обиходе именуются представителями власти, так что когда В.Ф. Янукович связал по рукам и ногам и сдал толпе наиболее боеспособные части украинской милиции – он отказал власти (как ни странно, возглавляемой им же) в праве на самозащиту. И тем самым отключил коматозное на тот момент государство от единственной системы жизнеобеспечения, гарантировавшей поддержание порядка и законности.

В тот момент, когда жопа В. Ф. Януковича на крыльях славы уносилась в Ростов-папу, государство под названием Украина уже было упразднено.

Любопытно, что устроившая переворот хунта даже не попыталась реанимировать государство, как цельный организм. Зато к конечностям трупа привязали верёвочки и стали дёргать их вразнобой, чтобы остывшая тушка изображала на публике нечто вроде тарантеллы. О том, что покойники имеют свойство с течением времени разлагаться и отравлять окружающую среду трупным ядом – все вроде как забыли. Главное, чтобы тушка дёргалась.

Видимость существования страны Украины у некоторых складывается ещё и оттого, что тамошние жители как бы продолжают жить в государстве по инерции. Они по инерции ходят на работу и чего-то там производят, не понимая, что рынок Таможенного союза для них уже потерян, а в Европе они на хуй никому не нужны со своим барахлом и кабачковой икрой. Они по инерции платят коммуналку по растущим тарифам, убеждая себя, что это временно и скоро всё будет, как на Западе, хотя как на Западе у них будет только легализация однополых браков, в лучшем случае. Они по инерции платят налоги, наивно полагая, что налоги эти пойдут на выполнение каких-нибудь госпрограмм, но единственная госпрограмма, которая им светит в ближайшие сто лет – это погашение иностранных кредитов.

Collapse )

Верблюд такой, каким его сломала жизнь

Есть в нашем мире три явления, которые не вызывают во мне никаких эмоций. Вообще никаких. Ни интереса, ни раздражения, ни даже поверхностной задумчивости. Это, в частности: автомобили, футбол и мнение звёзд шоу-бизнеса о политике.

Первые два я ещё могу немного осмыслить. Ну, например, вполне допускаю, что кто-то способен испытывать знойное томление при взгляде на груду железа – крашенную и оснащённую колёсами. В конце концов, если бы скульптура Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» умела б разгоняться до ста километров в час, это было бы по крайней мере занятно – а с автомобилями, подозреваю, примерно так дело и обстоит, только габариты не столь серьёзные.

Или там футбол. Да, трудно понять, зачем группа взрослых, солидных мужиков шпыняет друг дружке не шайбу, а слепленную из кожаных лоскутков сферу, причём происходит это почему-то не на льду, а на специально отгроханном гигантском газоне – но, видимо, есть люди, которым нравится убивать время, наблюдая за чем-то эдаким.

Но вот зачем граждане бурно реагируют на политические откровения деятелей эстрады – этого лично я не могу объяснить ни естествоиспытательским интересом, ни леностью.

Ну прошёл Макаревич по улицам Москвы под красно-чёрным флагом. Какие могут быть претензии к Макаревичу? Кого он этим поступком сумел расстроить? У меня в связи с происшествием возникает только один вопрос, один-единственный: что вообще делал бандеровский флаг на улицах города-героя Москвы? Кто там под ним шествовал, кто там ему древко надрачивал – это частности. Ну, Макаревич был, среди прочих – дальше что? От того, что вы его говном в Интернете опылите – ему станет холодно или жарко, что ли?

Варьете какое глупейшее: «Макаревича надо лишить ордена, который ему Ельцин вручил!». Слушайте, чисто теоретически: на планете Земля есть хотя бы один человек, который воспримет утрату ордена, врученного ему Борисом Николаевичем Ельциным, как трагедию? Если и есть, то это точно не Макаревич. Кто-нибудь вообще верит в то, что это самовлюблённое хуйло позволило себе издать звуки против режЫма, не будучи уверенным в своём дальнейшем благополучии?

Какое общественное порицание, какие петиции? Что за повод-то?

Collapse )

Не мешайте дедушке болеть

Когда я больше месяца назад фантазировал про то, как Путин признал майданщиков и уехал на рыбалку, то – честное пионерское! – представить не мог, что он в действительности поступит таким вот образом. То есть, майданщиков он не то чтобы признал, но пальцем не пошевелил, чтобы их остановить, и уехал не на рыбалку, а на Олимпиаду. Но суть та же. Потому что лучший способ гарантированно развалить Украину – это позволить тамошней оппозиции делать всё, что ей заблагорассудится.

Сейчас «революционэры» и их хозяева оказались в абсолютно идиотской ситуации. Им до зарезу нужно обвинить Россию во всех украинских бедах, а Россия даже жопы от стула не оторвала пока что. Новости моего любимого телеканала «Евроньюс» представляют собой этюды шизофрении.

Вот на экране появляется говорящая голова председателя НАТО Андерса Фога Расмуссена. Голова говорит, что в интересах России – остановиться и не делать того, что она делает. Страшно заинтригованный, я начинаю серфить источники: чего же такого наконец начала делать Россия? Выясняется, что Совет Федерации разрешил Путину использовать силу при защите российских граждан. Охуеть сенсация. Так на что намекал этот хер из НАТО? Что нужно распустить Совет Федерации, что ли? Чушь какая-то…

Потом выступает глава госдепа США Джон Керри. Он собирается во вторник лично лететь на Украину, но пока что грозит пальчиком и призывает Россию отступиться и не предпринимать агрессивных шагов. Я думаю: ну теперь-то точно что-то материальное произошло, смотрю ленты. Выясняется: да, произошло. В Крыму высадился десант российской самодеятельности. Казачий хор и вокально-инструментальный ансамбль «Земляне». Нет, я вполне допускаю, что эту акцию можно счесть проявлением агрессии – но всё равно не могу отделаться от ощущения, что и Джон Керри меня разочаровал.

Далее идёт трансляция из ООН. Там какие-то взрослые вроде бы люди, стараясь не смотреть друг другу в глаза, монотонно бубнят одинаковые призывы к России остановиться и не вмешиваться во внутренние дела Украины. В какой-то момент даже начинаешь сомневаться: а это точно американский посол печеньки на Майдане раздавал? Не Лавров, нет? А это точно депутаты латвийского сейма на майдане агитацию проводили? Или всё-таки российские? Это Европарламент туда своих представителей засылал, или зловещий Совет Федерации? Во внутренние дела Украины вмешивались все, кто способен найти её на карте – кроме России. С рекомендациями на тему смены власти в Киеве выступили, кажется, даже европейские таксы и пудели. В России только Кадыров почему-то высказался. Заскучал, наверное.

Кстати, на заседаниях ООН можно безошибочно отыскать официального представителя Чехии – по печальным глазам и нервическому подёргиванию щеки. Чехам сейчас приходится очень непросто – они, должно быть, устали всем объяснять, что Рамзан Кадыров ни в коем случае не является президентом Чехии. Он там у себя в Грозном говорит про Украину обидное, а отгребать пиздюлей придётся Праге. Никто же не будет вникать в детали…

Вот, и посреди этого цирка с конями сидит постоянный представитель Росси в ООН Виталий Чуркин. Виталий Иваныч – один из крупнейших на нашей планете специалистов по художественному стёбу, но и он не железный. Он устал троллить. Впервые за долгие годы своей миссии он снял маску дипломатической официальности и теперь на его лице легко читаются простые и выстраданные мысли: «Ёбаный стыд, неужели я заканчивал МГИМО ради того, чтобы увязнуть в этом унылом балагане? Хочу домой и бутерброда с колбасой!».

Бред достигает своего апофеоза в тот момент, когда мой любимый телеканал берет телефонное интервью у моего любимого беллетриста. Тот призывает некую абстрактную силу не допустить братоубийственной войны между Россией и Украиной. Одно из двух: либо мы с моим любимым беллетристом обитаем в перпендикулярных реальностях, пересекающихся в точке под названием «Евроньюс», либо он курит опиум. Но впечатление самое неутешительное.

Тем временем на Украине

Collapse )

Шановни плани

Про Майдан всем всё понятно. Либералам понятно, охранителям понятно, наркоманам понятно – все видят, что происходит, но не знают, как этот пиздец остановить. Я – знаю. Делюсь.

Завтра утром, эдак в 10 часов 25 января 2014 года, президент Российской Федерации Владимвладимыч Путин должен сделать короткое официальное заявление:  украинская власть нелегитимна, Янукович – геть, Россия признаёт Народную Раду, жги покрышки дальше.

А потом он уходит в отпуск.

Ему, конечно, звонят. Мажордом исправно отвечает: «Владимвладимыч уехали-с на рыбалку. С Сергейкужугетовичем, на щуку-с. Когда будут – не известили, сказали только, как клёв попрёт-с». И гудки.

Путина, само собой, и там пытаются достать, но вы видели, где та Тува? Туда поди доедь. Можно и вертолётом, но Шойгу – не ахти какой стрелок, может из карабина вместо щуки и геликоптер поддербанить. А то и шутки ради, если забалует.

И вот так проходят выходные: Путин и Шойгу устраивают гонки на таймене, пьют жжёнку, отлавливают и несильно бьют японских нарочных насчёт Майдана, которых по привычке принимают за монгольских диверсантов.

В понедельник утром Путин появляется в Кремле. Немного не выспавшийся, но в принципе отдохнувший. Мажордом ему говорит: «Извольте через чёрный ход, ваше превосходительство. В приёмной ждут-с, накурено». Путин ему такой: «Я же просил не курить!». А мажордом, со вздохом: «Акунин-с!»…

И вот Путин приходит в кабинет, и к нему официальные лица ломятся, за разъяснениями. Потому что на Украине процесс встал, майданщики от непоняток расховались по щелям, Кличко под покрытием ночи бежал в неизвестном направлении в Монако, два других смешных долбоёба (никто не может вспомнить, как их зовут) натурализовались в тихих кибуцах под Хайфой, а «Беркут» до сих пор сидит на улице и сука скурил уже весь табак в Киеве.

А потом, когда все расходятся, более или менее успокоенные, шуршит портьера, и из-за неё выходит Викторфёдорыч Янукович, пытаясь изобразить лукавство во взгляде. Путин забирает у него из рук литровую бутыль горилки (початую), тихо говорит: «По-шу-тил!», - и даже не успевает указать глазами на дверь, как Янукович с ликующим криком выскакивает в окно, которое со стороны улицы экстренно распахнул Шойгу.

… И только Владимвладимыч собирается опрокинуть лафитничек с подгона, как из-за другой портьеры выходит Гнедопыхин.

- Я, простите, не понял, - говорит Гнедопыхин. – Что же теперь? Кто верх взял? Рогули или титушки? Или не «или», а «або»? Куда мне идти? Или всё же «йти»?

- Йти, - кивает Путин, выпивая-таки горилку. – Йти тоби до дупы, головний ты нацюцюрник. Геть, Сергейкужугетыч.

Из-за всё ещё открытого окна появляется не слишком длинная, но жилистая рука, которая хватает Гнедопыхина и отправляет его в сторону Спасской башни.

На которой как раз начинают бить куранты.

Ото так копають мак

Нет у нэньки ни кремневого полковника Каддафи, ни везучего президента Асада. Нет у неё даже своего собственного Мубарака – руководителя, многими заслуженно нелюбимого, мудаковатого, но всё же обладающего яйцами. А есть у нэньки только мурло по имени Виктор Фёдорович Янукович – мурло, настолько предсказуемое в своей примитивной надежде хапнуть и свалить, что даже как-то и упрекать его в этом неловко. Нельзя же упрекать человека в том, что у него рудиментарный хвост имеется. Ну взбрык природы такой.

А схема-то уже отработана. Схему проверили на мудаковатом, но яйценосном Мубараке. Схему без каких-либо рефлексий обкатали на кремневом Каддафи. Асаду повезло, что Сирия оказалась последним ближневосточным плацдармом России и Китая – да и то схема перемолола страну в крупный фарш, хоть и не до смерти пока.

С Украиной, с этим беспомощным недоразумением, больше двадцати лет занимающимся лишь мечтаниями о халяве, схема сделает всё, что захочет. Но только ведь это уже не в жёлтой жаркой Африке происходит. Это даже не маленькая чумазенькая пост-советская Киргизия. Это же Украина – не просто часть России, а Россия изначальная. Малая Россия, с которой страна как таковая начиналась вообще-то. И вот теперь там начинается Ливия.

Кому-то кажется, что темпераменты разные, и украинский протест не выльется в хаос? Кто-то думает, что бандеровцы не станут устраивать этнические чистки с отрезанием голов, как это делали их коллеги в Триполи? У кого-то есть иллюзии, что бараны-обыватели на Украине объединятся и не дадут установить нацистские порядки?

А чего бы так вдруг? Чем это украинские бараны лучше ливийских или египетских? До сих пор они вели себя совершенно одинаково: требовали всего и сразу, и чтобы власти мироточили, и чтобы сделалось как в Европе, и чтобы демократия, и чтобы не стало вдруг ментов, и чтобы несмотря на то, что менты исчезли, не стало и преступности. Все бараны идентичны. И участь у них одинакова.

Вы ходили поддерживать Майдан, делая вид, что он не имеет никакого отношения к фашистам? Вы одобрительно блеяли, когда боевики пиздили трубами бойцов «Беркута» - преданных всеми, начиная от собственного начальства, заканчивая вами, баранами? Так вас же больше некому защищать. Менты разбегутся, потому что их все кинули, и порядок будут устанавливать те, кто организован и вооружён.

Ну-ка, нэнька, кто там у тебя организован и вооружён?

А если менты не разбегутся и, наплевав на подлость начальства и немощь обывателей, раскатают к хуям эту бандеровскую псятину, то будут вам и санкции международного сообщества, и экстренное заседание Совбеза, и гуманитарные бомбардировки несмотря на вето России и Китая. Как же это постыдно-то будет – воздвигать на пьедестал национального лидера, противостоящего иностранной агрессии, такое мурло, как Виктор Фёдорович Янукович.

Одна надежда: заявятся с востока нахальные кацапские миротворцы и умиротворят всех вплоть до самого Тбилиси – простите, до Львова. Шутки шутками, а Кремль за последние годы тоже пару схем отработал. Только привык сидеть на жопе до последнего – тоже взбрык природы, наверное.

Вы тут смеётесь, а в Америке кукрыниксы негров вешают

А в Соединённых Штатах Америки, между тем – выборы главы государства. Не могу обойти вниманием этот факт, тем более, что уже несколько человек в моём присутствии неосторожно умилилось тому, какие всё-таки няшечки тамошние кандидаты: и на дебаты ходят, и за каждого избирателя борются, и, короче, к судьбам демократии крайне неравнодушны. Не то что совковые цари-баи, да?

Так вот. Совершенно не важно, кто там победит – Барак Обама, или Митт Ромни. Или вообще одноногий трансвестит, ветеран Вьетнамской войны, усыновлённый семейством сенбернаров. Вообще не важно. Кто бы ни победил, рулить Штатами, как и в последние лет семьдесят, будут чоткие посоны, цепко держащие за яйки военно-промышленный комплекс. И новый президент, кто бы им ни стал, как и его предшественники, будет перекидывать полотенчико через запястье и шаркать каблуками: «Чего изволите-с?». И будет он башлять ВПК такие суммы, которые ему назовут, и будет он обеспечивать казус белли в том месте глобуса, на которое ему чоткие посоны укажут.

Вот такие няшечные перспективы.

Но зато дебаты, да. Один кандидат пообещал закрыть передачу «Улица Сезам», а второй смуглым пальчиком ему грозит – не замай, мол, паскуда, не тронь святое! – да из домохозяек слезу выжимает.

Ёбаный же стыд.

В прошлом году, помнится, армия США (не НАТО, а сугубо США) в течение полугода запердошила по Ливии больше тысячи Томагавков. Запуск каждого из индейских топориков обходился американским домохозяйкам примерно в лям. И ни у одной из кухонных куриц не спросили: а надо ли вштыривать этакое баблище в чуждые им африканские ебеня?

Зато теперь не дадим в обиду Большую Жёлтую Птицу, ага. Ваш голос очень ценен для будущего демократии. Голосуйте за нашего кандидата, ведь он толерантно усыновлён семейством сенбернаров и к тому же участвовал в дебатах, мимими.

Сик транзит глория муди (так проходит мирская лажа)

Путин такой спрашивает Собянина невнятно:

- Ну и как там они всё это?... – а сам уже ногти грызёт, волнуется.

- Собрали митинг, - Собянин говорит. И на ботинки свои смотрит, глаз не поднимает.

- Большой?

- Большой, Владимвладимыч, сто тысяч человек и Гнедопыхин.

- Сто? – и Путин от избытка адреналину аж на каблуках проворачивается. – И Гнедопыхин?! Повтори!

- Сто тысяч человек и Гнедопыхин.

- О, Боже! – Путин начинает по кабинету бегать. – О, Ужас! Что же мне теперь делать?!

Останавливается внезапно, и испуганно спрашивает Собянина:

- А может, они там требовали чего-нибудь?

- Требовали, - тот хмуро отвечает. – Долой вас, мол. Россия без Путина, мол. Нормальную страну хотели.

Путин сглатывает судорожно, а потом всё же себя пересиливает:

- Кто хотел?

- Навальный.

Путин садится (ноги подкосились), а Собянин добавляет ещё:

- Его аж шестьдесят три тысячи человек зафрендило.

- Что же мне делать? – тихо Путин спрашивает (а губы дрожат). – Может, в самом деле Россия без Путина, а? Ну, скажи, Собянин? Ну, раз уж такой расклад… Не могу, давит на меня, давит! Шестьдесят три тысячи… Мама.

Собянин сопит.

- Кто ещё хотел? – сипло Путин спрашивает.

- Акунин…

- О нет! – Путин снова начинает по кабинету бегать. – Только не это! Только не Акунин! Вы его не знаете! Это же не человек, а Шаги Командора! Неужели он тоже хочет жить в Нормальной стране?

- Очень.

Путин внезапно останавливается:

- А Шендерович?

- Он ещё накануне хотел, в «Эхе Москвы».

Путин осторожно берёт влажными пальцами Собянина за лацкан пиджака:

- Что именно он говорил? Ты только точно вспомни, это важно…

- Говорил, - выдавливает Собянин через силу, - что у вас ещё есть время уйти на цыпочках. Говорил, что пока они ещё готовы обсуждать с вами какие-то условия…

Путин снова садится:

- А как ты думаешь? – спрашивает. – Может, он говорил правду? Может, он не шутил? Он же сатирик, он же привык шутить – как ему верить? Вот верить ему сейчас, или нет? Вдруг он пошутил, и на самом деле они не готовы обсуждать с нами какие-то условия, а?... Шестьдесят три тысячи… Мама…

- Там ещё Познер был.

- Ааааааа! – кричит Путин и хватает себя за голову. Он пытается рвать на себе волосы, но волос мало и поэтому он в отчаянье щиплет себя за уши. – Познер! Познер! Познер! Ааааааа! Познер! Навальный! Акунин! Гнедопыхин! Они что, сговорились все?!

- Владимвладимыч, - Собянин наконец переводит взгляд со своих ботинок на Путина. – Они – сговорились.

Путин начинает беззвучно рыдать, уткнувшись лицом в ладони. Входит напуганная, бледная секретарша с мельхиоровым подносом, на котором стоит рюмка корвалолу. Путин, не отнимая ладоней от лица, отпихивается от предлагаемого подноса локтями.

- Выпейте, Владимвладимыч, - неожиданно твёрдым голосом говорит Собянин. – Выпейте, надо.

Путин медленно распрямляется:

- К-то?

Собянин, скрипнув зубом, отвечает:

- Собчак.

Путин нашаривает в пространстве рядом с собой рюмку корвалолу и выцеживает её до дна.

- Один, - произносит он, отчего-то окая на вологодский манер. – Как перст – один…



И ни пытайтес миня наибадь

Пирдуха

Давеча забрели мы с одним товарищем на мероприятие с участием Гаранта Конституции. Он (товарищ, Рома его зовут) хихикает мерзко, и говорит, что-де, он-то свою фляжечку в редакции выложил, а я-то наверное нет. Ну, натурально, не выложил. Но прошел с ней, не впервой. А вот Рому со штопором попалили, про штопор-то он забыл.

Подходит потом злой, униженный, без штопора, небезосновательно подозреваемый Службой Охраны в пьянстве, и говорит: Чего это такое на твоей фляжечке написано, что ты её проносишь? «Моему лучшему другу, Президент»?!

Стали мы с ним эту мысль развивать.

Пришли к выводу, что неплохо было бы заиметь на столь важном в нашей работе предмете, как коньячная фляжка гравировку: «Всё, что пьёт предъявитель сего, пьется по моему разрешению и на благо государства». С соответствующей подписью.

Потом совместными усилиями был рождён даже целый сюжет для повести. Collapse )