Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Боевой уход за скальпом

Мои друзья – шовинисты и гомофобы – избегают физических упражнений по понедельникам. Пепел уик-энда бьется в их ливере в этот день, особенно – с восьми до десяти утра. Поэтому после душевой спросить расчёски не у кого.

Говоря по правде, шовинисты и гомофобы редко бывают оснащены расчёсками, так уж вышло. Этому контингенту как правило нечего расчёсывать выше плеч. А прочий контингент обжитого нами с шовинистами и гомофобами храма здоровья составляют оперативные работники силовых ведомств, которые бреются под ноль из соображений конспирации – чтобы легко можно было менять парики и внедряться, внедряться, внедряться до исступления.

А между тем, мне с некоторых пор необходима расчёска.

Примерно раз в полгода я эпатажно обрастаю. Никакого замысла в этом нет, просто в подсознании моём теплится ещё юношеская надежда на то, что с возрастом у меня появятся светлые локоны, как у певца Дмитрия Маликова, и глаза станут голубыми и одинакового размера, а лоб – светлым и высоким, с чуть заметной складкою, говорящей о томном романтическом страдании. И уж тогда-то я буду нравиться девушкам не за феноменальный ум, а тупо потому, что няша и мимимишечка.

Чорт его знает, где в мои расчёты вкралась неточность, только взрослея и волосатея я начинаю больше походить не на певца Дмитрия Маликова, а на мандрила – причём мандрила, полностью покрытого складками, говорящими о страданиях, ни одно из которых, впрочем, нельзя назвать томным и романтическим. Спохватываясь, я либо стригусь под фанатика-исламиста, либо расчесываюсь.

Передвигаться с всклокоченной головой по храму здоровья, наводнённому оперативными работниками силовых ведомств – не самый уместный способ начать трудовую неделю. Эдак можно и вовсе не дойти до цирюльни.

В общем, другой старик бы точно окаменел от страха, и кончилась бы песня про другого старика – но девушки не зря любят меня за феноменальный ум, компенсирующий полное отсутствие разума.

[Во]


Рекомендую. Укладывает волосы гораздо лучше профильного инструмента.

… На проходной спорткомплекса меня ждал посыльный – в бобровой шапке с плюмажем и в сиреневой ливрее, расшитой галуном золотистым, как стафилококк. Передал мне опечатанное сургучом приглашение стать мэром Челябинска.

Полон раздумий.

Не уверен в челябинцах – потянут ли?

Если серьъёзна

Ничто так не освежает самооценку, как порция хороших пиздюлей.

Эта странная мысль пришла мне на ум сегодня в шесть часов утра, когда я лежал с открытыми глазами и пытался сделать парадоксальный выбор: сходить ли мне поссать, или все же выхлебать графин воды? Перед столь сложной дилеммой меня поставили выпитые накануне пиво и коньячок. При воспоминании о которых мысли немедленно обратились к перспективам дня нынешнего. Тут-то меня и накрыло откровение.
Дома – грандиозный скандал, на работе – хуй знает что такое творится, все друзья – мерзавцы и алкоголики, хобби у меня нет, историческая реконструкция – говно, нужное только лунатикам, скандинавистика – тоже говно, причем не нужное никому, то же самое – литература, Нобелевскую премию мне дадут не скоро, а может быть даже вообще не дадут, раз такое дело. Короче, надо срочно чем-то заняться, но что мне нужно – вот вопрос, ответа на который нет как нет.
Неплохо было бы получить пиздюлей, подумал я в этом месте. Не таких, конечно, чтоб прям перевод в стационар оформили, но солидных. Добротных. Я так и увидел, будто наяву, как сплевываю кровь, умываю разбитую харю, и все мне ясно, все мне, я бы сказал, очевидно.
Пиздюлей (таких, чтобы оказаться в конкретных минусах) я не огребал с, по-моему, класса седьмого средней школы. Видимо тогда в моем подсознании и осело зерно этой удивительной теории: пиздюли – как выход из духовного тупика. Бывало, пробивает тебя тоска, думаешь: брошу всё к чёртовой тёще, сбегу в Индию, буду в Гималаях медитировать и на весь белый свет с прибором класть… А потом сцепишься с кем-нибудь, и в процессе махачи понимаешь, что тебя пиздят. Причем пиздит жестокий и сильный даун, никогда не задумывавшийся о тщете бытия. Потом сплюнешь кровь, харю разбитую умоешь, и мысли становятся трезвыми, взвешенными. Какая, блять, Индия?! – думаешь. – Иди, сука, учи уроки, а то так и проживешь всю жизнь среди жестоких и сильных даунов!
Впрочем, уроки я все равно не учил, но в течении моей души обнаруживался вдруг некий новый поворот, за которым возникали дышащие первозданной свежестью горизонты, и бездны поразительных открытий.
И хотя пока я писал этот текст, мне все яснее и яснее становилось, чего же я хочу на самом деле (пива, конечно же), мысль о пиздюлях, думаю я, заслуживает того, чтобы рассмотреть ее всесторонне. Всё-таки гипотеза.
  • Current Music
    Ленинград, "Дороги"