Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

А ещё бывают в жизни просто пидарасы

Если человек познер – то это, пожалуй, навсегда.

Только что в передаче познера про Германию оценил очередной кунштюк существа, способного на любое говно ради понтов  с оттопыренным мизинчиком. Рассказывает, значит, познер про Берлинскую стену. Про истерику рассказывает. Про панику. Привирает, конечно – ну, по поводу того, что прям за ночь весь Берлин был располовинен. Ну это ладно. Для красного словца не пожалеешь драм-цам-ца, хуйня вопрос.

А потом показывают пожилого чувачка, который в Восточном Берлине пограничил. И вот этот пожилой чувачок рассказывает,  что с Западного Берлина их нещадно троллили, и тамошние креаклы перекидывали через стену плакаты и прокламации. И вот он, восточный погранец, одну такую посылку взял, да и поднял. И она в его руках ёбнула. И стало у него на один глаз меньше. Такое вот трололо, да.

А журналист-познер это и комментирует: «Знаете, - комментирует, – мне этого человека совсем даже и не жалко. Он, - говорит, - оправдывается, что приказ исполнял, но демократию подавлять никому не позволительно!».

Вот прямо так. Пунктуация может и нарушена, но минимально. Смысл высказывания сохранён.

Выясняется, что человека можно подловить закамуфлированной бомбой, если он не соответствует твоим соображениям об устройстве мира. Интересно, если бы это была кукла, адесованная ребёнку, степень жалостливости журналиста-познера как-то колебнулась бы? А если бы это была кукла свободы слова? Адресованная маленькому познеру?...

Я искренне надеюсь, что если эта практика распространится на Владимира Владимировича Познера, неистово дрочащего на свободу слова и город Нью-Йорк, никто больше не будет затронут. И одноглазый Владимир Владимирович Познер снимет после этого  оттопыренным пальчиком ещё много пафосных передач, падла унылая.

Бремя белого папуаса

«…В Индии же гулящих женщин много, и потому они дешевые: если имеешь с ней тесную связь, дай два жителя; хочешь свои деньги на ветер пустить — дай шесть жителей. Так в сих местах заведено. А рабыни-наложницы дешевы: 4 фуны — хороша, 6 фун — хороша и черна, черная-пречерная амьчюкь маленькая, хороша…»

Вслед за первым русским исследователем загадочной Индии, то есть – вслед за Афанасием Никитиным – мне тоже хочется уделить некоторое внимание такому явлению, как блядство. Сейчас – половина третьего местной душной ночи, я передумал писать несколько забавных писем о событиях, случившихся за последние двое суток, и решил написать вместо нескольких забавных писем один печальный пост. О блядстве.

Но сначала – о природе. О том, как замечательно колониальны в муссонном ливне индийские горы, частным случаем коих являются Западные Гхаты в районе Мангалура. Эти горы укрыты непроходимой джунглей и почти не заселены – в силу крутизны склонов и зыбкости тамошних почв. И когда поезд вползает наверх – прямо в нутро тучи, вспоротой скалистыми вершинами, прямо в гнездо ленивой грозы – то оказывается этот поезд одиноким путником на тропе, шириною своей едва ли превышающей размах крыльев местного попугая. И вот поезд тащится дальше и выше, делая полный круг по краю котловины (чья безупречная геометрия наводит на мысль о случившимся прежде падении астероида), и сначала в окна вагонов можно наблюдать водопад, изливающийся как бы даже не с обрыва, а из клубящейся серой мглы, водопад узкий, светлый и изломанный, и всем этим напоминающий молнию, - а через каких-нибудь десять минут поезд медленно проползает уже над тем самым потоком-самоубийцей, причём делает это, судя по обрамлению рельс, благодаря наличию рыхлого кирпичного моста, этакого ублюдка римских акведуков и триумфальных арок. И всё время, если с одной стороны поезда нет пропасти, с обеих его сторон наваливается жадный до пространства индийский лес, и листья усугубляют мутность окон, размазывая по ним дождевую влагу и насекомых.

Collapse )

Потому что надо уже с этим что-то делать

«Бегите, господин Крафт!»

В полдень, когда город Шлезвиг уже совершенно кипел жизнью – от грязного порта до промозглых окраин – господин Крафт, обыкновенно, только просыпался.

Сначала он без удовольствия размежевал веки, чтобы столь же нехотя уставиться в потолок. Некоторое время господин Крафт сопел и хмурился, припоминая, много ли работы предстоит ему на сегодня, а потом садился в постели и, наконец, вставал. Зевая и почёсываясь, проходил он на кухню, где проверял чайник с водой, согретый кухаркой ещё утром, но к настоящему моменту остывший как раз настолько, что можно было умываться. Правда, чтобы попить чаю, воду всё-таки приходилось греть самому, и господин Крафт ставил на плиту закоптелую латунную кружку, и раздувал в печке огонь на нескольких щепках, а заодно и закуривал.

Завтрак свой он совмещал с началом работы. Будучи (пора бы уже упомянуть об этом) портным, господин Крафт усаживался кроить ли, смётывать ли, или же шить (либо, напротив, отпарывать что-то), водрузив на рабочий стол подле обрезков ткани и коробочки с нитками горку сухарей, мисочку грошового варенья из шиповника и ту самую чёрную от сажи чашку чая. При этом в зубах у него была трубка, которую он более не оставлял до самой поры сна.

У него никогда не случалось чересчур много работы – отчасти из-за следов вина и варенья на его изделиях и их прокуренности, но главным образом – из-за равнодушия к заказам. Впрочем, если даже дел выпадало чуть больше обычного, выполнялось всё в тот же срок, что и всегда. В такие дни господин Крафт просто-напросто кроил и шил наспех, но неизменно заканчивал трудиться в седьмом часу вечера: то есть, именно в то время, когда вынужден прекращать своё ремесло всякий экономящий на свечах человек.

Отложив напёрсток и иглу, господин Крафт надевал сюртук, треуголку, менял стоптанные домашние туфли на башмаки той же ветхости, и – наконец – цеплял на бедро всем в городе известную шпажонку.
Collapse )
...

Langt herfra

Какая, на самом-то деле, поебень нездоровая, эта ваша теософия. Я лучше вот что расскажу. Совсем ведь забыл, заработался с утра. Сейчас как раз обед, я коньяком перекусил, и сразу вспомнил, что - Да! Колотить! Мне ж сегодня Норвегия снилась, во!

Сны пересказывать - скучень неимоверная, у меня такой печальный опыт есть уже. Но тут буду краток, постараюсь.

Тем более, что сон был короткий. Но яркий, как сам норвежский флаг.
Collapse )
  • Current Music
    Folque/No ha Jonsoknatta kome
Много и трудно думал

Съездец на юга

Да, скажу я вам, нифига это не прикольно – предынфарктное состояние в 27 лет. Однако после четырех дней неконтролируемого, бессмысленного и беспощадного пьянства в слабо шевелящийся хлам превращается даже такое золотце как я.
Collapse )
  • Current Music
    Медведев/Брат Сокол

Сономатограф, блин

Всякого рода сюжеты мне снятся периодически, но почти никогда – до конца. Этот я увидел и запомнил целиком, потому что во сне пересказал его актёрам театра и кино Серебрякову и Караченцову. Причем Серебряков был практически стар, а Караченцов, напротив, молод. Мы курили с ними на балконе (была какая-то пьянка), и я позвал их на главные роли в фильме, который собрался снимать. Сценарий и отдельные отснятые эпизоды я привожу ниже.

Collapse )