Category: религия

Вообще другие вафли

Крещенье

Лёд струится в реке, белизной обтекает крест,
о подводные камни свою обдирает тень,
как подковы туменов татарских звеня окрест.
Не спасти небеса ни от взлома их сизых стен,

ни от копоти бледной. Город скурил закат,
и, под бок свой тщедушный зло подминая сны,
он ложится на снег почивать – и совсем не рад,
что такое который уж год происходит с ним.

Но тебя его сны пробирают до дна кости –
так, дыханием белым в ночи темноту скребя,
ты проси у зимы прощенья (и сам прости),
что она разбивает свой пыл о всего тебя.

Что потом для тебя остаётся. Терпеть объём
пустоты, обязательной, словно Батыю дань.
Что потом от тебя остаётся – молчит вдвоём.
И в любое Распятье ныряет, как в иордань.

Йобаный стыд!

Пёздный час

Поздравляю радетелей за либеральные ценности: Кровавый Путинский Режым с треском продул прогрессивному ансамблю, в одни ворота. Вместо того, чтобы без шума и пыли вкатить прогрессивному ансамблю за явное злостное хулиганство по полторахе общака, делу дали раздуться до политического, и вот теперь прогрессивный ансамбль изрекает с броневика. Режым, ты лошара.

Три категорически бездарные, глупые и при этом неистово самовлюблённые девки выжали из КПР всё, что хотели: славу, поддержку извне, ареол борцуний за демократию. Теперь им обеспечена настолько беззаботная диссидентская житуха, что Людмила Алексеева от зависти уже начала пить корвалол.

Знатоки утверждают, что если бы прогрессивный ансамбль попытался устроить свою акцию в мечети, то его бы там порезали на ремни. Нет. На самом деле в среде мусульман процент людей, стремящихся по мокрой статье турма сидеть, не сильно выше, чем среди приверженцев других конфессий. Так что не стал бы никто этих дур в мечети убивать, и кончилось бы примерно тем же, чем и кончилось в храме Христа Спасителя. Ну, вытолкали бы взашей, ну, пенделей бы отвесили – да и всё, мусульмане тоже люди занятые, у них тоже дела.

Фишка в том, что тупо не получилось бы гешефта. Потрясание задницами в мечети? «Арт-акция»? Да что вы говорите! Укупорили бы девок во имя Аллаха, Ар-Рахман, Ар-Рахим, по полной программе – по 282-й. И ша. И никто из нынешних радетелей за либеральные ценности пикнуть бы не посмел – потому что ну это же Ислам, что вы… А того, кто пикнуть бы посмел, разъяснили бы в две секунды.

«Пройдите, гражданин. Вы, стало быть, против приговора, вынесенного людям, цинично осквернившим мечеть? Вы, наверное, русский фашист! А ну-ка документики! Интере-е-есно… Вам известно, кто такой Тесак? Глаза не отводите! Молчать, я спрашиваю! Вот вам пропуск, пока можете идти. Вымойте руки и рот с мылом, из города не отлучайтесь. Когда вы нам понадобитесь, мы сами вас вызовем, грязный исламофоб!».

Вот поэтому был панк-молебен, а не панк-намаз и не панк-бармицва. Потому что какой же смысл в том, чтобы выдавливать из себя свой скудный креатив, если его никто не оценит? А тут оценили. Потому что было поле для демагогии и рассуждений о том, что «пусси вскрыли гнойник». Ага, хотел бы я почитать о том, как они вскрыли гнойник, скажем, косного иудаизма. У тех же авторов, да.

Вынужден сделать вывод о явной тенденции к сращиванию российской правоохранительной системы с бунтующими вагинами. Другого объяснения у меня пока нет. По-моему, они пытаются друг друга дополнять своей бездарностью.

Чубакка Баскервилей

Люди, склонные гадить в мир, в ста случаях из ста забывают, что мир есть структура сложная, но гармоничная, обладающая абсолютным иммунитетом к креативу всякого рода засранцев. Таким образом, чем дизентерийнее процессы, которые пытается запустить та или иная особь, тем благоуханнее антитела, которые Мироздание вырабатывает в ответ.

Вот, к примеру, тридцать три года жизни я вполне успешно обходился без церкви и совсем не переживал по поводу того, что не крещён. И, в общем, редко задумывался о том, как взаимосвязаны практика православного окормления и перспективы народа, к которому я, в силу ряда обстоятельств, принадлежу. Наверное, так бы я и не уделял особого внимания этому вопросу, если бы однажды не обнаружил с брезгливым удивлением, что все без исключения публичные нападки на РПЦ производятся людьми, категорически мне неприятными.

То есть, сначала возникал вопрос типа «А что это за ёбаный стыд такой порет какую-то чванливую хуету?» - а потом уже до меня доходило, что чванливая хуета обращена против православия. Очень скоро я убедился в том, что имеет место самый настоящий анамнез. Если видишь в телевизоре какого-нибудь откровенного педрилу или воспалившуюся пожилую журналистку, то можно не сомневаться: сейчас они начнут произносить ртами слова, обличающие Русскую Православную Церковь. Симптоматика на уровне восприятия.

Разумеется, меня, как доморощенного естествоиспытателя, заинтересовала эта удивительная закономерность. И чем больше я пытался в ней разобраться, тем больше осознавал, что только так оно и может быть на войне. Как определить на поле боя, кто свой, а кто враг, если все в одинаковом штатском? Да очень просто. Враги – это те, которые мудаки. А которые нормальные – это свои. Поэтому коль скоро мудаки дружно, в едином порыве ополчились на церковь – её нужно защищать. Нужно становиться в строй. И тут уже не важно, что у тебя какие-то расхождения с иерархами во взглядах на богословие, Николая Второго или цен на свечки. Ну, расхождения, и что дальше?

Вот представим себе: осень 1941 года, фашист наступает, а сраный интеллектуал размышляет о том, что фашисты-то конечно звери, но служить в рядах РККА ему, интеллектуалу, западло, потому что портянки – это омерзительно, Жуков – хам, а у товарища Маленкова вообще лицо на жопу похоже. Может и омерзительно, может и хам, может и похоже – но в данном случае всё это не более чем попытка уклонения от воинской службы в военное время.

Тут – абсолютно та же ситуация. Есть институт духовного окормления конкретно взятого народа. Альтернативы ему нет и быть не может, потому что, собственно говоря, этот вот конкретно взятый народ и оформился как народ благодаря существованию этого самого института. Нравится вам это, или нет – не важно. Русский народ был выплавлен монолитом из многих пестрых компонентов именно православной церковью. Она же поддерживала его единство и обеспечивала моральную основу его развития тысячу лет – только в двадцатом веке уступив своё место идеологии столь же мощной. Теперь той идеологии не стало, а запас прочности, накопленный народом с момента его выплавления, практически иссяк. Но церковь всё ещё никуда не делась и она постепенно возвращает себе свои исконные функции – без которых, по правде говоря, в ней нет никакого смысла. Но и народ, лишенный единого духовного базиса, единой идеологии, тоже утрачивает смысл существования и рассыпается горстями на клубы по интересам. На популяции. На сборища экземпляров.

Если мудаки начали атаковать церковь – это значит, что она действительно способна обеспечивать монолитность народа. Самое интересное, что атакуя церковь, мудаки парадоксальным образом ускоряют эволюционные процессы в мозгах праздно философствующих агностиков. Срабатывает тот самый иммунитет Мироздания. Уже несколько месяцев представители творческой интеллигенции надрывают свои ебасосы, то отстаивая право прогрессивных ансамблей устраивать флэшмобы в храмах, то обличая патриарха, - а добились пока только того, что я полтора месяца назад крестился, а потом ещё и умудрился стать крёстным отцом. Подумать только: если бы не гламурные истероиды – то, быть может, все эти таинства так и шли бы мимо меня.

И, конечно, отдельно доставляет то, как Мироздание расставляет точки в твоих гипотезах и предположениях. То совершенно незнакомый человек внезапно подрезает с точно такими же выводами, а то – ололо – букет феерических мудаков пополняется такой икебаной, что хоть святых вон выноси.


Ну и как после этого пиздеца не причаститься-то?

Об уголовном аспекте христианского сострадания

Вот и месяц прошёл с того тоталитарного дня, когда участницы прогрессивного ансамбля «Пусси Риот» были объявлены в розыск по обвинению в хулиганстве – за их разудалое выступление в Храме Христа Спасителя, находящемся в городе Москве. И месяц не утихают споры по поводу того, можно ли укупоривать участниц прогрессивных ансамблей, или это не по-христиански.

Не будучи воцерковленным, я честно пребывал этот месяц в состоянии читателя, а не писателя, ожидая, что кто-нибудь из людей, имеющих на то большее моральное право, нежели я, разрешит, наконец, данный спор силой одного-единственного аргумента. Который лично для меня был очевиден с самого начала всей этой истории. Однако дошла гиря до пола – но аргумент тот так и не прозвучал. Так что возьму на себя смелость разъяснить его здесь и сейчас письменно. Даже с картинками.

Collapse )

Нюансы духовидчества: опыт постижения божественного через угрюмую хуету

На самом деле история с лопатником была всего-то увертюрой. Потому что лишь предваряла крепкую, нажористую полосу бытового пиздеца, стелющуюся под мои ноги до сих пор.

Итак. В 2010 году успело случиться следующее:
1 – Вечером 1 января я сломал зуб. Очень аккуратно сломал, заподлицо. Об салат «Оливье». Технологию даже не уточняйте, она непостижима.
2 – А на следующий день я отравился. Скептики похихикивали в том смысле, что, дескать, пить меньше надо, но ах оставьте. Уж я-то, что ли, спутаю абстинентный синдром с каким другим недугом? Дети вы, дети зассатые, а не скептики.
3 – Потом барышня, которая забирает мою дочь из детского сада, легла в больницу, и мы с матерью моей дочери стали как ошпаренные искать замену. Пока не нашли.
4 – Взорвалась лампочка над барной стойкой.
5 – А в руках у матери моей дочери взорвалась петерда, подаренная дочерью Риосквы. Взрывом вырван клок кожи из пальца скво и килограмм нервов из меня.
6 – Но самое главное – наконец-то прорвало канализацию. Прорвало с выдумкой, без пошлости и нудятины – внутри пола. Так что всю прошлую неделю тёмные силы нашего мира (сантехники) занимались расхерачиванием моей ванной. На этом я остановлюсь подробнее.

Общение с сантехниками само по себе богато на лулзы. А на фоне прочих неурядиц вроде сломанного зуба и взрывающихся петард – вовсе адски доставляет. Так что, короче, сантехники, вместо того, чтобы прибыть в понедельник и за полдня сделать с трубой всё, на что только может сподвигнуть фантазия крепко пьющего человека, знающего всё о механике движения каловых масс по ржавым трубам – они, короче говоря, процесс долбления бетона перфоратором и замены старой чугунной поебени на новую пластиковую растянули до пятницы.

Каждый этап своей многотрудной работы они завершали каким-нибудь вертяком, который неумело пытались скрыть. Например, они расхуячивали пластиковую гофру унитазного слива – и замазывали её герметиком, как бы делая вид, что так всегда и было. Узнавал я об этой их профессиональной смекалке только после того, как заливал соседей снизу.

Или, например, они монтировали канализационную трубу так, что разъединялся стык между трубами из ванной и кухни. Об этом я тоже узнавал лишь после звонка соратников по подъезду.

А в пятницу утром сантехники сказали: «У нас авария на объекте, так что мы сегодня у вас работать не будем, мы в понедельник наверное придём»… Это был первый раз в новом году, когда я использовал ненормативную лексику при общении с должностными лицами. Должностные лица внимательно выслушали мои замечания, предложения и резюме – и таки завершили всё в пятницу.

Тем не менее, ванная моя продолжала выглядеть так, будто в ней разорвался начинённый зубными феями фугас. Ну что же, думал я, надо собраться с мыслями, силами, деньгами и ещё чем-нибудь – и отремонтировать уже эти Помпеи. И я всё думал: снимать мне раковину, или нет? Вроде бы пространства для работы хватало, так как тумбочку из-под умывальника пришлось убрать сразу… да и возиться не хотелось с тросами этими… Но с другой стороны – если по-хорошему, то надо бы было снимать…

Сегодня утром, услышав донёсшийся из ванной грохот и звон, я понял, что дилемма разрешилась сама собой. Я неспешно прошёл на место действия, переступая через осколки неторопливо перекрыл краны – и у меня ещё даже осталось время, чтобы дойти до телефона. И даже секунд пять я ждал звонка.

- Что у вас там опять? – грустным голосом спросила меня соседка снизу. – Вы знаете, у нас опять дождь.
- Умывальник наебнулся вдребезги, в прах, - вежливо ответил я.
- Как вы думаете, это когда-нибудь закончится? – молвила она голосом Ярославны, полощущей бебрян рукавъ въ Каяле реце.
- Не уверен, - блеснул я своей честностью. – Хотя у меня в квартире осталось не так много вещей, которые могут поломаться.

Так вот, благодаря этому, последнему на сегодняшний день пиздецу, я уверовал. Таки да. Я знаю теперь, что Бог есть. И знаю – какой он. Всевышний – это русский народный православный боженька. Он сидит на облаке в белом саване, у него длинная борода и седые брови, он един в трёх лицах, и сына своего принёс в жертву во искупление грехов человеческих, и прочая, прочая, прочая.

Collapse )
  • Current Mood
    Благодать

Сон, вызванный полётом горшка вокруг дебила, за секунду до пробуждения

Не могу сказать, что я его искал, тем более не могу сказать, что искал долго и безнадежно. Ну, возникали мысли время от времени, но как-то специально заморачиваться – было в лом. Хотя время от времени мысли возникали, да. Насчёт. Что неплохо бы. Но я человек бездеятельный – достаточно сказать, что бритва Оккама в моём исполнении всегда превентивна.

А тут случайно всё произошло. В учреждении, где постигает тайны бытия и лепки дочь мужа моей жены – завтра народный немецко-фашистский праздник, День Святого Мартина. Я не знаю, кто это, гуглите. Проблема в том, что к этому торжеству, согласно странной прихоти руководящего состава учреждения, необходимо принести фонарики, сделанные (внимание!) из апельсинов. Не хочу вас пугать, но там постоянно такие крены сознания. То фонарики из апельсинов, то аппликация из семечек по мотивом «Лесного царя» Гёте, то вообще чуждый православному уху стих. Причём их там не ебёт, что ребёнок – ни разу не немец, что мама у него, скажем, армянка, а папа вовсе журналист. Вынь да полож (напоминаю: папа – журналист) им эти грёбаные фонарики из апельсинов.

Хрен с ними, с апельсинами. Туда ж свечки нужны вот эти вот – ну, маленькие такие, шайбочки… А в наших пердях они (согласно проведённому мониторингу рынка), встречаются лишь в одной сети супермаркетов. А тут ещё день выдался какой-то особенно ебанутый, да устал скотски, да ботинки мокрые (у нас тут среди зимы оттепель случилась, со дня на день ждём прилёта грачей), да вообще жопа… А делать нечего. Завтра с утра встретят воспитатели, в глаза твои красные посмотрят, выпьют душу до дна, срыгнут и спросят: «Где фонарик из апельсина со свечой-шайбочкой, твою мать?». И не проканают отмазки, что дед до Будапешта дошёл, и вообще в роду три полковника и два капитана. Их это не-е-бёт.

Так вот, иррациональный страх перед всей этой фельдфебельщиной погнал меня после работы, уставшего, злого, в мокрых ботинках, трезвого, как научный подход к Теории чисел, в магазин за свечками. Ну и не буду же я, придя в магазин за свечками, покупать там одни только свечки. Я не даун, не Джордж Буш-младший. Хожу себе, делаю вид, что прицениваюсь к чему попало. И тут смотрю такой – оппа!

Collapse )
Если па чиснаку

Vfcktybwf

Вечор я пёк блинков. Двух видов. На пшённой каше и так. Дрожжевые, ясный крюк – иных печь я презираю.

Блинков я пёк, с, примерно, 21:00 06.03.08 до, примерно, 04:00 07.03.08. Где-то так. Порядка 02:00 07.03.08 – то есть, когда вторая кастрюля теста придумала пожрать самое себя – в квартире погас свет. От недоумевающего матершинного вопля соседей спасло то, что у меня был коньяк. Нет. Конечно же, нет. Я не перестал пить коньяк по утрам.

Впервые в жизни я пёк блины при свечах. Помилуй Бог, никогда прежде не видал я таких смешных блинов (Гоголь?). Компрачикосы тихо курят в стороне.

Пьяный и весёлый и весь в тесте я лёг спать в 04:15 07.03.08, чётко осознавая, что вставать и собираться на работу мне надо уже через два с половиной часа. … Из небытия меня вырвал крик жены, увидевшей кухню в зыбком утреннем свете…

Коварный Кукуруз, распознав в принесенных мною на работу блинах блины, здраво рассудил, что есть их вхолостую – только тестом обжираться. И мы сходили в «Грос» - единственный магазин на этом прОклятом всеми богами Левом Берегу. Там было приобретено сёмужки. И икры в пакетиках из-под маянеза. Икра, конечно же, даже не суррогат – а пластмассовые шарики, цветом и запахом напоминающие лососевую и осетровую. Так что если Кукуруз будет перед иностранными френдами выёбываться, что у нас тут, дескать, икру запросто в полиэтилен фасуют – не верьте, пиздит.
  • Current Music
    The Beatles/Girl